Рубрика
Архив номеров

5Республика №5

cover-anonse_twidkj

ТЕМА НОМЕРА: Музыкальная Франция (очень музыкальный номер)

БОРИС ГРЕБЕНЩИКОВ О СВОЕЙ ФРАНЦИИ
Самый культовый русский рок-музыкант о своей личной Франции

ШАНСОН — КВИНТЭССЕНЦИЯ БОГЕМЫ
История трех самых известных шансонье Франции и доступное объяснение, почему настоящий шансон не имеет ничего общего с тюремной тематикой

НЕВЫНОСИМЫЙ СЕРЖ
За что мы любим и ценим великого Сержа Генсбура, а так же краткий список его заслуг перед миром, включая моду на женский оргазм

ЛЕГКИЙ СЛАДОСТНЫЙ СТИЛЬ
Что такое феномен йе-йе и какое влияние он оказал на все страны СССР

ЗАГАДКА ПО ИМЕНИ АМАНДА
Пытаемся разобраться кто такая или что-такое Аманда Лир

Я СЛЫШАЛ ЭТОТ ФИЛЬМ
О самых лучших кинокомпозиторах Фпанции — от Мишеля Леграна до Френсиса Лэ

МИШЕЛЬ ПОЛЬНАРЕФФ – ПРОТЕСТ В ТЕМНЫХ ОЧКАХ
Мишель Польнарефф – музыкант с русским происхождением, большим сердцем и всегда неожиданной судьбой

ПОНАЕХАВШИЕ ТУТ
Музыканты-иммигранты, принесшие настоящую славу Франции и ставшие известными на весь мир

А так же в номере: Открывая париж: Музеи для тех, кто терпеть не может музеи (часть третья), По Грасу с Виржини Ру, Кок-о-ван – пьяный петух Цезаря, Анси – город форели и святош и многое другое

Найти точку продаж недалеко от вас

Подписаться на журнал

Или заказать его с доставкой на дом




ПИСЬМО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

editorial5– Франция, она в душé, – сказал мне один романтически настроенный однокурсник, ставя кассету с «Tombe la neige» Сальваторе Адамо. Мы пили вино при свечах, слушали про снег и танцевали. Конечно, это была совсем не Франция, а Бельгия, но нам тогда – за полдесятилетия до Миллениума – это было неизвестно. Если французский – значит Франция, и никаких гвоздей. Обитатели же Пятой Республики либо вовсе Адамо не знают, либо морщатся и говорят с брезгливостью: «Так он же не француз, зачем его слушать?» На мой резонный вопрос: «Позвольте, но ваша национальная гордость, Жак Брель, ведь тоже бельгиец». Тогда французы делают задумчивое лицо и отвечают: «Так это совсем другое, он же здесь жил…»
Я никогда не была страстной поклонницей французской музыки, она казалась мне чуть слюнявой, слишком романтичной, то ли дело – английская. Французский язык создан для любви, английский – для хардрока. Ну, а какой рок может быть во Франции? Единственный его представитель, Джонни Халидей казался неизмеримо устаревшим даже в те времена, когда я заслушивалась The Beatles. Шансон, да шансон имеет право – маленький армянин Шарль Азнавур, обхватывающий себя руками, исполняя «La Bohème», хромой воробушек Эдит Пиаф, кричащая миру, что она ни о чем не жалеет. Молодежь скучает – это устарело, этого никто больше не слушает. Я согласно киваю головой, однако думаю, что именно это вечно, а все остальное – проходяще, и напеваю про себя генсбуровский «Black Trombone».

– Юлия Нейо
neyo@5respublika.com

 

Архив Номеров

 

← В нажатии кнопки «Нравится» - никаких побочных эффектов, но много интересного
Anounce Appstore Selz-pdf Selz-paper Abbonement