Париж Бориса Виана: маленький гид по городу

Борис Виан – писатель, джазмен, композитор, журналист, поэт, инженер, художник и истинный полимат – культовый со всех сторон персонаж для Франции и французов, творивший под двадцатью семью псевдонимами и смущавший публику своими текстами, по всем раскладам не должен был дожить до двадцати лет, но дотянул до 39. И по сей день мы считаем, что это – очень, прямо–таки плачевно мало.

Согласно всем данным, будущего гения беременная им мама твердо решила назвать в честь оперы Мусоргского «Борис Годунов», чем, видимо, задала весь вектор его дальнейшей недолгой, к несчастью, жизни. Он появился на свет в подпарижском Виль-д’Аврэ, идиллическом городке, с одной стороны зажатом Сен-Клу, с другой – Севром, 10 марта 1920 года на 41 avenue de Versailles. Не пытайтесь искать его следы там – город основательно перестроили, и теперь на месте бывшего дома великого человека стоят типовые пятиэтажки из стекла и бетона.

Впрочем, пусть это вас не расстраивает. Буквально через полтора года семья перебралась в виллу Les Fauvettes по адресу 33 rue Pradier. Она до сих пор на месте, и новые хозяева периодически устраивают дни «открытых дверей». Прогуляться по саду и заглянуть кое в какие (разумеется, не во все) комнаты, где провели свое детство Борис, его братья Лелио, Алэн и сестра Нинон можно несколько раз в год. Просто внимательно следите за предложениями на сайте мэрии города.

Отсюда маленький Борис бегал на виллу Les Lys Rouge их соседа Жана Ростана, сына знаменитого драматурга. В большей степени – чтобы запоем читать книги из его обширной библиотеки. Чуть в меньшей – чтобы поиграть с сыном Жана, Франсуа. Так что к восьми годам Борис прекрасно ориентировался во французской литературе и, по понятным причинам, особенно любил Мопассана. Мальчишка, что тут скажешь!


В 1929 году случился кризис, и удобная буржуазная жизнь семьи Вианов – с личным водителем, прислугой и садовником пошла под откос. Отцу семейства Полю Виану пришлось пойти работать на фабрику, а дом, такой прекрасный просторный дом, вдруг стал для них велик. И они сдали его, а сами перебрались в хижину охранника.

Впрочем, сдали ни абы кому, а семье Иегуди Менухина; в напоминание об этом на заборе виллы так же имеется табличка.


И, вроде бы, все более-менее выровнялось, если бы в возрасте 12 лет Борис не перенес острую ревматическую лихорадку, давшую осложнение на сердце. По мнению врачей, мальчику было противопоказано не то что вести полноценный образ жизни, но даже лишний раз думать. Несмотря на всю серьезность последствий, он довольно пренебрежительно относился к врачебным наставлениям, даже в самые суровые периоды, коих было в избытке, предпочитая рефлексии изнурительную работу.


   Продолжение статьи доступно только подписчикам!

 

* Всего 0,90 € — за неделю доступа ко всем материалам и архивам сайта. Просим учитывать, что в интернет-версии появляются не все материалы, опубликованные в печатном журнале.
Все подписчики бумажной версии журнала получают доступ ко всем материалам автоматически. Если, по какой-то причине, у вас нет доступа к сайту, обратитесь по email: subscribe@5respublika.com, указав свое имя и фамилию.

 

Опубликовано в журнале «5Республика» №17 — купить/скачать

 
← Подпишитесь на нас и не пропускайте ни одного материала
Может быть интересно
Комментарии
Загрузка...

На сайте используются файлы cookies. Вы можете знакомиться с Политикой Конфиденциальности и понять, зачем нужны файлы сookies и как прекратить сбор данных OK Подробности