O con ! Гасконь!

— Adiu! Bou Diu! Pitchou! Va plan?
— Va plan! Va plan?
— Va plan! Mila Diu! Ét bé? Charras!
Я, впервые оказавшаяся на Юго-Западе Франции, скромно стояла в сторонке и пыталась хоть что-то понять. В кармане уже был красный диплом иняза, я училась в аспирантуре, преподавала французский в университете, водила на нем экскурсии и даже по телефону все понимала. И пребывала в полной уверенности, что уж французский-то язык я знаю в совершенстве! Как оказалось, для профилактики лингвистической гордыни прописывают французский Юго-Запад.

Несмотря на то, что в Конституции Французской Республики записано, что французский язык является единственным официальным языком, на практике это выглядит совсем иначе. Кроме французского, существует еще 24 языка коренного населения европейской части Франции; они носят статус региональных языков, патуа (эльзасский, окситанский, каталанский и т.д.). К ним следует добавить ещё около 50 языков колониального наследия (Заморские территории и департаменты, Магриб и т.д.). Читая о них в учебниках, любой человек, ни разу с этим не сталкивавшийся, полагает, что все эти языки – нечто вроде старославянского. То, что было, но давно исчезло и навеки стерлось из памяти. Не тут-то было!

Навстречу нам от калитки, сильно раскачиваясь из стороны в сторону от быстрой ходьбы, ковылял дедушка лет 75. Семьдесят пять – это было исключительно предположение, по французам трудно определить истинный возраст, вот и этому, на самом деле, уже перевалило за 90. Дедушка размахивал клюкой, привлекая наше внимание. Мои друзья заулыбались, раскрыв объятия.

Диалог, указанный выше, на французском языке звучал бы так:
— Bonjour! Mon Dieu! Mon petit! Ça va? (Добрый день! Мой Бог! Малыш! Как дела?)
— Ça va! Ça va? (Нормально, а у вас?)
— Ça va! Mille Dieux ! Et alors? Raconte! (Идут! Тысяча богов! А дальше? Рассказывай!)

Происходил разговор на окситанском языке, l’occitan, langue d’oc, распространенном в южной части Франции от Центрального Плато до современных юго-восточных и юго-западных границ государства, и имеющим множество диалектов. Так, жители Оверни не все поймут из речи жителей округа Бордо. Несмотря на грамматическую общность, лексика этих разновидностей языка отличается, что связано с исторической занятостью представителей каждого из регионов.

Скотоводы горного массива Канталь в Оверни в своем лексиконе имеют массу слов, обозначающих виды снега, заморозков, обледенения, что совершенно неактуально, скажем, для виноделов Бордо.

Юго-западные земли, присоединенные к Франции лишь в XIII веке и после ожесточенных боев, до сих пор сохранили некий негласный статус обособленности. Там существует множество шуток и баек о Париже, Севере Франции и даже, как ни странно, о французах, к которым, опять же негласно, не все южане себя относят. Они беарнцы, гасконцы, провансальцы, и не пытайтесь им доказать обратное.

Лингвистически южан легко узнать по ярко выраженному фонетическому акценту: никаких опусканий беглого «e», и даже глухой «е» в конце слов озвучивается; это же касается и нескольких непроизносимых конечных согласных. Произношение носовых совершенно непривычно для классического французского, так как имеет всегда четкий призвук «нь», что значительно осложняет понимание речи. Да-да, если услышите «пэнь» или «вэнь» – это, на самом деле, pain и vin, хлеб и вино. Земля здесь щедрая и того, и другого в достатке.

Познакомившись ближе с южанами, понимаешь, что, даже если при тебе они не общаются на окситанском, в их французском проходит много слов, калькированных оттуда.
Zou! = Vas-y!
Pét = Coup!
Se foutre en l’air = Tomber
Cagade = Échec

Уже не говоря о классике жанра – Poche вместо Sac en plastique или Chocolatine вместо Pain au chocolat. По поводу названия последнего между «южанами» и «северянами» идет непримиримая и, кажется, бесконечная война.

Сюда же относятся выражения междометного характера, значение которых зависит от эмоции и интонации произношения. Попробуйте произнести «Ét bé» с радостью, восхищением, с сомнением, с возмущением, с волнением, со страхом, с недоверием. Ближайшим русским эквивалентом этому является, видимо, междометие «ну», которому также легко присвоить любое смысловое наполнение в зависимости от характера сообщения.

Или потренируйтесь с выражением: «Oh con!», помещая его в различные по смысловому и эмоциональному наполнению контексты. И абсолютно не задумывайтесь о значении этого разговорного выражения – ведь, когда по-русски мы говорим «ни фига», мы не думаем о прямом значении существительного.

Конечно же, все южане говорят по-французски – на нем построено образование. Люди более пожилые, а также жители сельской местности, общаются, как правило, на двух языках, или, по крайней мере, понимают окситанский. Мне доводилось встречать даже людей, совершенно не знающих французского языка, что свидетельствует об их преклонном возрасте.

Побыть рядом с ними – словно совершить путешествие на машине времени. Увидеть Францию, какой ее видел Людовик XIII, когда отправился в новый завоевательный поход на Юго-Запад, требуя от непокорных южан сменить веру…

Еще: краткий окситанско-французский разговорник, для тех, кого судьба занесла на родину д’Артаньяна

 
← Подпишитесь на нас и не пропускайте ни одного материала
Может быть интересно
Комментарии
Загрузка...

На сайте используются файлы cookies. Вы можете знакомиться с Политикой Конфиденциальности и понять, зачем нужны файлы сookies и как прекратить сбор данных OK Подробности