Маршал д’Артаньян, да не тот

Уверена, что все наши читатели знают, что был такой реальный капитан-лейтенант королевских мушкетеров Шарль Ожье де Бац де Кастельмор, сеньор д’Артаньян, увековеченный Александром Дюма в трилогии о мушкетерах. А вот кто знает, что д’Артаньянов при Людовике XIV было не один, и даже не два?

Небольшой экскурс в прошлое поможет нам объяснить читателю, как же получилось, что при дворе Короля-Солнце периодически приходилось уточнять про какого из д’Артаньянов идет речь.

Один из древнейших дворянских родов, гасконцы де Монтескью-Фезансак – ветвь рода д’Арманьяков, успешно плодился и размножался приблизительно с XI века, и одна из младших ветвей этого рода носила фамилию д’Артаньян. Знакомо? А то! Сегодня мы подробнее расскажем только про одного из гасконцев, хотя упомянем и других, потому что королевский двор – это такой клубок, где все постоянно пересекаются и как-то с кем-то связано.

В 1645 году в семье Генриха I де Монтескью, сеньора д’Артаньяна и Жанны де Гассион родился четвертый сын, которого нарекли Пьером. Как у далеко не первого ребенка в семье, выбор профессии у Пьера был невелик – либо в армию, либо в монастырь. Можно было, конечно, податься в странствующие рыцари и открыть, например, какую-нибудь землю на соседнем, прямо скажем, очень жарком континенте, но Пьер мечтал о мушкетерском плаще. Когда юному вояке стукнуло 14 лет, отец отправил его в Королевскую Академию Жийи, да-да, в ту самую, куда немного ранее де Тревиль хотел бесплатно упечь другого д’Артаньяна. В Академии преподавали различные науки, необходимые юным дворянам, вроде латыни, истории, географии, искусства военной геодезии, фортификации, но главным были верховая езда, фехтование и, таки, злополучные танцы. После окончания учебы Пьер получил должность пажа Малой конюшни Лувра, в котором (замке, не конюшне, разумеется) и стал жить с этого момента. Жильем и куском хлеба с маслом будущий маршал был теперь обеспечен.


Хорошее исполнение обязанностей плюс протекция двоюродного брата по матери, того самого лейтенант-капитана королевских мушкетеров д’Артаньяна, дали Пьеру возможность получать различные плюшки и бонусы от службы, а не тоскливо сидеть в конюшне и причесывать гривы монаршим лошадям. Так, в мае 1664 года он принял участие в королевском празднике в Версале, данном в честь фаворитки короля Луизы де Лавальер. Пьер с копьем и щитом Людовика XIV возглавлял маленькую процессию пажей, разодетых в ливреи огненного цвета, ливреи Его Величества.

Чтобы не путаться во всех этих гасконцах с одинаковыми фамилиями, при дворе Пьера называли “маленький д’Артаньян”. В 1664 году молодой человек поступил кадетом в полк Французской гвардии и, по протекции своего кузена легендарного Шарля д’Артаньяна, был прикомандирован к охране бывшего суперинтенданта финансов Николя Фуке.

Учитывая личность Фуке, эту командировку можно смело отнести к почетным моментам службы. Находясь в роте Сен-Мара, Пьер сопровождал заключенного до Пиньероля и достойно околачивал груши, ой, простите, нес службу в течение нескольких месяцев.

По возвращении, “маленький д’Артаньян” получил-таки вожделенный плащ мушкетера. Мушкетер первой роты Королевского дома – звание требующее соответствовать крайне важной со всех сторон должности.

По этому случаю, знающий все тонкости придворного этикета, капитан-лейтенант этих самых мушкетеров Шарль д’Артаньян помог своему кузену составить правильный гардероб и продал (по документам), а фактически – подарил брату почти всех своих лошадей, не пешком же родственнику ходить.

Три года Пьер служил мушкетером, успев поучаствовать во многих битвах и сражениях, в том числе – в осадах Локена, Лилля, Турне и Дуэ, в сражении с Марсеном в 1667 году и во взятии Безансона в 1668-м. Потом Пьер перерос романтическую любовь к мушкетерам и ушел в гвардейский полк знаменосцем, а позже переквалифицировался в младшего лейтенанта.

Жизнь военного – не сахар, и Пьеру досталось немало. Чего стоят семь контузий только в одном сражении при Сенефе 11 августа 1674-го! Годом ранее Пьер принимал участие в осаде Маастрихта, где сложил голову его знаменитый кузен Шарль д’Артаньян, так и не ставший маршалом Франции, а бывший лишь полевым маршалом.


Несмотря на насыщенную военную жизнь, личную жизнь Пьер тоже успел устроить. По причине нехватки времени на долгие поиски спутницы жизни, невесту он нашел себе на своей же улице Пти Шан (Малых полей). 1 марта 1672 года он женился на богатой и добродетельной горожанке из хорошей семьи Жанне Поделу. Свадьба состоялась в церкви Сент-Эсташ в Париже в присутствии брата Пьера, шевалье Ремона д’Артаньяна, специально приехавшего из Гаскони, чтобы передать материнское благословение, ну и остальные д’Артаньяны, проживающие в Париже, разумеется, там тоже присутствовали.

Вскоре Пьер д’Артаньян стал генерал-майором гвардии, затем генеральным инспектором инфантерии, после чего ему поручили управление административной организацией пехотных войск.

В 1693 году счастливчик получил повышение, став генерал-лейтенантом Артуа и губернатором Арраса (если вы не в курсе, что такое Аррас, то, поверьте, с точки зрения француза – это как русскому Чукотка).

Башня де ла Мот, развалины замка семьи Пьера Монтеськью д’Артаньяна, где он появился на свет

Воплотить мечты о маршальском жезле погибшего при Маастрихе кузена д’Артаньяна удалось лишь его кузену Пьеру, о котором, собственно, мы и ведем наш рассказ. После жестокой битвы при Мальплаке в 1709 году, когда тяжелейшую победу пришлось отдать герцогу Мальборо и принцу Эжену Савойскому, Пьер получил в качестве высшей награды украшенный лилиями жезл маршала Франции. После чего решил распрощаться с фамилией д’Артаньян, видимо, чтобы историки не путались, и взять имя Монтескью.

Как пишет Жан-Кристиан Птифис в своей книге «Истинный д’Артаньян»: «В любопытном письме, адресованном министру Портшартрену, он просил отсрочить свое производство в маршалы, поскольку, писал он, «я все еще колеблюсь и не в силах решить – взять ли мне имя моего дома, которое есть Монтескью, или сохранить за собой имя д’Артаньян, которое мы стали носить только после того, как один из младших Монтескью женился на наследнице рода д’Артаньянов и взял себе это имя.»


Не будем утомлять читателя дальнейшим перечислением сражений и побед, коих на счету Маршала было немало, упомянем лишь, что он успел, помимо военных действий, побывать губернатором Бретани, где его не очень жаловали за грубость и прямолинейность, а также погубернаторствовать неподалеку от своей родины – в Лангедоке.

Закончил свои дни маршал Пьер де Монтескью д’Артаньян в собственном имении, скромном замке Дюплесси-Пике, который находится неподалеку от Парижа в городке Плесси-Робэнсон. Замок бравого вояки позже перестроили, но старая церковь, где он был похоронен в августе 1725 года в возрасте 80 лет, существует по сей день.

Любой желающий может доехать туда из Парижа и прогуляться по маленькому парку перед замком, где сегодня располагается мэрия города, посмотреть на памятник Пьеру (советуем смотреть на него со спины, ибо скульптор был не очень искусным мастером), выйти через арку, свернуть направо в церковь, а потом вернуться и пообедать в блинной с не особо оригинальным, но логичным названием “Crêperie de D’Artagnan”.

 
← Следите за нами в соцсетях
Может быть интересно
Комментарии
Загрузка...

На сайте используются файлы cookies. Вы можете знакомиться с Политикой Конфиденциальности и понять, зачем нужны файлы сookies и как прекратить сбор данных OK Подробности