«Цена ему — полушка!» и другие мнения режиссеров о режиссерах

Творческие люди – они, как дети, только намного хуже. Иногда такого скажут о творчестве своих коллег по съемочному цеху, что даже неудобно становится. Причем они абсолютно не стесняются в выражениях. И чем выше статус режиссера, чем он старше, тем более нетерпимо относится к другим «конкурентам».

Материал собран на основе ин­­­тервью в: Cahiers du Cinéma, Cinéfeel, L’Express, Première, Les Inrocks

Роман Полански о «Новой волне»

Фильмы, снятые за копейки, подчас очень плохо, молодыми непрофессионалами без опыта. Интеллектуальный снобизм тоже сыграл большую роль. Не желая прослыть тупицами, критики расхвалили эти «заумные» фильмы, которые были не только криво слеплены и медленны, но плюс ко всему – претенциозны и снотворны. Никогда я не был и не хотел быть частью «Новой волны». Если бы я оценивал «400 ударов» Трюффо или «На последнем дыхании» Годара, или другие фильмы, может быть, за исключением ранних произведений Клода Шаброля, то я пришел бы в смятение от их дилетантства и технической бедности. Присутствовать на их показах всегда было для меня невыносимой пыткой

Жан-Люк Годар о Франсуа Трюффо

Я давно уже говорил Франсуа, что всегда находил его фильмы абсолютно никчемными!

Жан-Люк Годар о Тарантино

Тарантино нисколько не интересует меня. Презренный наглец, как сказали бы в 18-м веке!

Квентин Тарантино о Годаре

Начиная с «На последнем дыхании» и до «Уикенда», все его фильмы – огромные достижения в истории кинематографа. Годар игровой, Годар в своем лучшем виде. А Годар, начиная с «Мужское, женское» – слишком серьезен, и жутко бесит меня.

Матьё Кассовиц о Тарантино

Тарантино пользуется отсутствием кинематографической культуры у собственных зрителей. Все его фильмы – точные копии фильмов категории В, которые он смотрел, работая в видеосалоне… Он обкрадывает японское и азиатское кино без доли вдохновения. Он пуст, глуп и ничтожен

Ингмар Бергман о Годаре

Я ничего не почерпнул из его фильмов. Они плохо построены, псевдоинтеллектуальны и совершенно мертвы. Кинематографически неинтересны и бесконечно скучны. Годар сам – невыносимо скучен. Всегда думал, что он делает фильмы исключительно для критиков. Он снимал «Мужское, женское» здесь, в Швеции, и это было так скучно, что у меня волосы на голове дыбом встали

Вернер Херцог о Годаре

Такие, как Жан-Люк Годар – интеллектуальная фальшивка по сравнению с хорошим кунг-фу фильмом

Франсуа Трюффо о Годаре

Когда Годар снимал «На последнем дыхании», он не мог себе даже билет на метро позволить купить. Он был такой же нищий и убогий, если не больше, как и персонажи, которых он снимал.

Франсуа Трюффо об Антониони

Антониони – единственный большой режиссер, о котором я не могу сказать вообще ничего хорошего. На меня он наводит скуку, он такой претенциозный и вообще без чувства юмора

Микеланджело Антониони о Трюффо

Его фильмы похожи на реки, на которые приятно смотреть, и окунуться в них – так освежающе и приятно. Но это очарование быстро проходит. И я начинаю чувствовать себя грязным до такой степени, что мне хочется принять ванну

Жак Деми о Стенли Кубрике

Мы видим спецэффекты, декорации, трюки. Вообще все, что можно купить за доллары. Но общее ощущение всегда одно: претенциозность и глупость одновременно…

Жак Ривет о Стенли Кубрике

Кубрик ­– машина, мутант, марсианин. В нем нет ничего человеческого. Но это даже гениально, когда машина снимает другие машины, как в «Космической Одиссее: 2001»

Жак Ривет о Джеймсе Кэмероне

Джеймс Кэмерон не злодей и не такая сволочь, как Спилберг. Кэмерон хотел бы стать новым Сесилом Б. Де Миллем. Но, к сожалению, как режиссеру, цена ему – полушка

Публикуется с сокращениями. Полный текст в журнале «5Республика» №13 — купить/скачать

 
← Следите за нами в соцсетях
Может быть интересно
Комментарии
Загрузка...

На сайте используются файлы cookies. Вы можете знакомиться с Политикой Конфиденциальности и понять, зачем нужны файлы сookies и как прекратить сбор данных OK Подробности