Рубрика
История

Маркиз де Сад: театр порока

de-sade00
Блестящий офицер, философ, аристократ, председатель революционного трибунала якобинцев, и, в итоге, режиссер театра умалишенных, на спектакли которого съезжался посмотреть весь Париж, маркиз де Сад за свою жизнь успел побывать и пророком и дьяволом. Мнение общества о самом главном идеологе либертинажа всегда было крайне полярным. Сам он, однако, никогда в герои не набивался. Более того, искренне надеялся, что память о нем не сохранится. Но история распорядилась иначе…

Пролог

Донасьен Альфонс Франсуа де Сад родился в семье аристократов. Не маркизов, нет, графов. О том, имел ли право Донасьен носить звание маркиза (что главнее графа, но меньше герцога) историки безнадежно спорят до сих пор. А тогда мать мальчика возлагала на него большие надежды. Еще бы – ведь его другом по детским играм был никто иной, как принц Конде, и будущее наследника вырисовывалось самое блестящее… Пока маленький Донасьен не накостылял маленькому принцу во время обычной мальчешеской разборки. За что был немедленно отправлен подальше от Парижа, к дядюшке-аббату в Прованс. Где, вместо того, чтобы наслаждаться ласковым южным солнцем, предпочитал проводить время в одиночестве в мрачном подвале замка, лелея, кажется, свою обиду на весь мир, а в особенности – на женщин и священников.

«Все религии на свете – не более чем колыбель деспотизма. Церковь – это ваше тело, и оно единственное требует истинного поклонения»

Действие первое

de-sade02В 14 лет маркиз (будем называть его так для простоты, чтобы не вступать в полемику) поступил в кавалеристское училище, а уже к 17 годам за воинскую доблесть на полях Семилетней войны был произведен в корнеты карабинеров. Не то, чтобы он испытывал особое чувство долга перед родиной. В пылу сражений его больше привлекало месиво и рубилово. Зато, благодаря своей отваге, в 19 лет де Сад оказался в чине капитана кавалерии, и еще через четыре года вышел в отставку, чтобы «вернуться в свет»… После того, как юный де Сад реализовался в качестве «Маркиза-воина», наступило время «Маркиза-любовника».

 

Действие второе

Все юнцы беззаботны, наивны, и верят в любовь с первого взгляда. Де Сад с ума сходил по младшей дочери президента Налоговой Палаты Франции Анне-Проспер де Монтрёй. Главы обеих семейств были не против брачного союза двух молодых людей (кругленький капиталец одной стороны хорошо сочетался с блестящей родословной другой) – вот только не Донасьена с Анной-Просепр, а Донасьена с Рене-Пелажи, ее старшей сестрой. Девицей набожной и покорной настолько, что ее не смутила даже любовь будущего супруга к другой. День, когда Людовик XV ставил свою царственную подпись на бумаге, благословляющей брак молодого де Сада со старшей дочерью Монтрёя, взбешенный жених, по слухам, провел у любовницы. Семейства опасались, что и свадьба будет сорвана – но 17 мая 1763 года молодые сочетались браком в церкви св. Марии Магдалины по всем установленным канонам. Де Сад, в возрасте 23 лет обретший тихую, миловидную и ужасно скучную женушку, оказался владельцем небольшого капитала.

То ли от скуки, то ли от вечно благочестивого выражения лица своей супруги, Донасьен начал писать пьесы. Более того, одну из них он поставил в родовом поместье, куда пригласил друзей и близких восхититься его талантом. Наступил новый этап в жизни аристократа – «Маркиз-философ».

de-sade01

Действие третье

Франция XVIII века славилась своей фривольностью и вседозволенностью. Социальные нормы тех лет не поощряли, но и не возбраняли, скажем, того, что брат короля, герцог Филипп Орлеанский, почти в открытую жил со своей собственной дочерью. Однако французские законы по-прежнему отличались чрезвычайной жестокостью.

И если за попытку изнасилования некой Розы Келлер де Сад оказался в тюрьме всего на пятнадцать суток, то за «рецедив» в виде развлечений с четырьмя девицами легкого поведения – во время которого присутствовали все, ставшие впоследствии привычными, аттрибуты тогда еще отсутствующего термина «садизм», то есть плетки, наручники, и главное, конфеты со шпанской мушкой, ими маркиз якобы накормил ничего не подозревающих барышень, которые решили, будто их хотят отравить, – суд постановил отрубить де Саду голову, труп сжечь и пепел развеять по ветру. Обвиняли, еще в содомии, но подтверждать этакую гадость отказались даже продажные женщины.

«Секс так же важен, как еда и питье, и мы должны удовлетворять этот аппетит, подобно остальным ­ – без ложной скромности и с минимальными ограничениями»

Смертную казнь привели в исполнение в 1772 году – правда, главный герой в представлении не участвовал: вовремя скрывшись в Италии, он обрек на отсечение головы собственное чучело. В этом бегстве маркиза сопровождала та самая младшая сестра Анна-Проспер, на которой ему не позволили жениться. А когда путешествие кончилось арестом, маркиз написал письмо законной супруге: «Убейте меня, или примите таким, как есть, ибо я не изменюсь» – и та незамедлительно отправилась вызволять узника, догадавшись переодеться в мужское платье, но будучи недостаточно изобретательной, чтобы освободить мужа. Он, впрочем, справился сам, весьма прозаически бежав через окошко тюремного туалета.
Отныне и на долгие годы «Маркиз-философ» станет еще и «Маркизом-зеком».

Действие четвертое

По сей день современные французы считают де Сада просветителем и одним из первых кто был «за» свободу слова. Однако теща маркиза была о зяте совсем иного мнения. Пока маркиз чудачествовал в поместье, заставляя слуг участвовать в спектаклях своего эротического театра (актеров подбирала заботливая жена, несмотря на свою благочесивость, влюбленная в Донасьена, как кошка), его скандальное поведение еще можно было светски игнорировать. Но когда отец одной из «актрис» стрелял в «режиссера», и в воздухе запахло публичным судом, бабуля де Монтрёй решила, что оградить семью от вечного позора сможет только полная изоляция зятя. Добившись от монарха документа под названием Lettre de cachet (королевское разрешение на арест без объяснения причин), она упекла де Сада в тюрьму «особого режима» – Бастилию, знаменитый штурм которой, он, говорят, спровоцировал сам, 2 июля 1789 года крикнув в окно своей камеры: «Здесь мучают заключенных! Придите и освободите нас!» – чем, как считается, подогрел революционный порыв масс, а может и одного лишь Демулена, который повел в бой остальной возмущенный народ.

Мог ли маркиз подозревать, что за этот призыв его переведут из комфортной тюрьмы с льняными простынями в совсем уж непотребное место – психбольницу Шарентон? Рукописи заключенному было велено оставить в Бастилии, и свиток «120 дней Содома» уцелел при штурме тюрьмы буквально чудом. (Много лет спустя роман экранизирует Пьетро Паоло Пазолини, за что подвергнется угрозам, шантажу и, по одной из версий, именно из-за него будет убит).

Выйдя из Шарентона по случаю отмены Национальной Ассамблеей всех решений короля, де Сад, неожиданным для себя образом, становится «Маркизом-революционером». Точнее, не «маркизом», а просто «гражданином» с новым именем Луи Сад – таково было веяние времени.

Действие пятое

de-sade03Мятежный аристократ был назначен комиссаром по формированию кавалерии (в память о военном прошлом) и комиссаром государственного Совета по здравоохранению (труднообъяснимый кульбит якобинского администрирования), причем обе эти ответственные должности де Сад совмещал с созданием политических статей и памфлетов, а замок его был разграблен неизвестными, как это частенько случается со слугами революции. За короткое время маркиз поднялся до члена революционного трибунала и председателя секции «Пик», успел отвести карательный топор народного гнева от семей де Сад и де Монтрёй, однако затем был смещен, арестован и чудом избежал смертной казни – уже от рук соратников по революции.

Зато, будучи «гражданином», он успел опубликовать множество литературных трудов, которые даже некоторое время с успехом продавались – некоторые под его именем, некоторые – под вымышленным. Пока в 1801 году Наполеон Бонапарт не отдал приказ арестовать «неизвестного» автора книг «Жюстина» и «Жюльетта», но не за порнографию, как можно было подумать, а за «беспросветно черную мораль, не просто допускающую, но восхваляющую издевательства над ближним». Де Сад действительно искренне полагал, что желания правят людьми в гораздо большей степени, чем рациональность; благородство – фальшиво; жестокость – естественна, а единственная мораль – это отсутствие морали… Так маркиз вновь оказался в тюрьме: сначала в Сэнт-Пелажи, затем в Бесетр, и, наконец, официально признанный сумасшедшим, вернулся в Шарентон. В этой лечебнице он завершил свои дни, увлекаясь, в основном, театром, в котором был и драматургом, и режиссером, и актером, и написал еще много романов, большую часть из которых была, к сожалению исследователей его творчества и поклонников, уничтожили после его смерти. А смерть его была вполне мирной, что бы там ни придумывали досужие сплетники: маркиза задушила астма.

«Я убедился, что порок – это единственный способ заставить мужчину испытать сладострастие, эту головокружительную вибрацию, моральную и физическую, источник самых восхитительных наслаждений»

Эпилог

Он завещал похоронить себя так, чтобы и следов не осталось: «пусть сверху разбросают желуди, чтобы молодая поросль скрыла место моего захоронения и след моей могилы исчез бы навсегда, как и я сам надеюсь исчезнуть из памяти людей». Однако мир, всю жизнь противостоявший воле маркиза, и здесь поступил наперекор: тело вскрыли, могилу устроили как положено, а через 72 года после кончины имя маркиза было увековечено в термине «садомазохизм». Его «партнером» по этому далекому от романтики термину стал австрийский писатель Леопольд фон Захер-Мазох, который – вот уж воистину ирония судьбы – получил из рук президента Французской республики Орден Почетного легиона.

Маркизу же удалось закрепить за собой довольно заметное место в галерее образов, связанных в нашем сознании со страстью и любовью. Хотя, пожалуй, мало кто решится расположить портрет маркиза рядом со светлым ликом его прапрапрабабки – возлюбленной Петрарки, нежной и добродетельной Лауры (в замужестве носившей фамилию де Сад).

 

Опубликовано в номере Май-Июнь 2015

 

← В нажатии кнопки «Нравится» - никаких побочных эффектов, но много интересного
Anounce Appstore Selz-pdf Selz-paper Abbonement