Геральдические секреты парижских церквей (часть 2)

Продолжаем разбираться в гербах церкви Сент-Эсташ и их владельцах. Если вы пропустили первую часть, то обязательно вернитесь к ней, чтобы в полной мере насладиться геральдикой Парижа.

Герб с единорогами не может не привлечь внимания. Во-первых, потому что на ней единороги – мифическое существо, которое редко использовалось в геральдике. Чтобы заслужить такого зверя нужно было проявить себя еще в походах в Святую землю и ни разу не облажаться. Традиционно считается, что единорог на гербе означает «от храброго мужа враги бегут, как яд от чудесного рога». Во-вторых, единорог – символ Туманного Альбиона, а если быть совсем точным, то – Шотландии. В третьих, на гербе легко угадывается красная роза Ланкастеров, изо всех сил воевавших с «белыми розами» Йорка. Единорог, разумеется, не отменяет красную розу и даже не вступает с ней в конфликт, но что такие шотландские символы забыли посреди Парижа?

Владельцы герба — семья Nau de Champlouis и их история богата интересными моментами. Один из членов семьи занимал должность генерального казначея в Неаполитанском королевстве во времена Людовика XII. Другие служили адвокатами в суде Парижского парламента. Клод Но де ля Буасельер был советником короля, аудитором Счетной палаты, а затем секретарем и финансистом королевы Марии Стюарт и даже отправился за ней в Англию, после того, как Екатерина Медичи услала невестку обратно на холодный остров после смерти Франциска II. Клод так прикипел к семье Стюартов, что перешел «по наследству» сыну Марии, Якову I, взошедшему на престол Англии и объединившему его с престолом Шотландии. Теперь понятно, откуда взялись все эти розы и единороги?


Прочие Но тоже крутились возле королей, занимая должности советников и секретарей. Некий Мишель Но прославился своим сочинением о путешествии в Святую землю. Оно было достаточно известно и вызвало годы спустя интерес Шатобриана.

 

Семья де Монтеско (Montescot) – древний дворянский род. Клод де Монтеско купил часовню в Сент-Эсташ в 1624 году. Особых заслуг за ним не замечено не было, кроме, пожалуй, одной. Именно дом Клода Монтеско в Шартре считается самым красивым особняком в городе. Обладавший хорошим вкусом и неплохими финансовыми возможностями, Клод довел особняк, доставшийся ему от отца, почти до совершенства. Сегодня в этом здании располагается городская мэрия Hôtel de Ville.

 

А история владельцев следующего герба начинается приблизительно в начале XIV века. По-крайней мере, самое раннее упоминание фамилии Nicolay или Nicolaï относится к 1305 году, когда некий Ги или Гульельмо, родившийся неподалеку от Флоренции, сопровождал Папу Климента V в Пуатье.
Одна из ветвей рода Николаи — это маркизы де Гуссанвиль, чьи владения располагались под Парижем. Другая ветвь — баронство де Сабран на юге Франции.
Представители этой фамилии изрядно наследили в истории французского королевства. Среди них мы нашли канцлера Неаполитанского королевства в 1502 году — графа Антуана де Николаи. Также были обнаружены и пересчитаны несколько генералов, несколько полковников, четыре епископа, вице-легаты Авиньона, Каора, Безье и Вердена. Более мелкие должности мы даже упоминать не станем.


С 1506 по 1794 год мужчины рода Nicolay/Nicolaï были бессменными президентами Счетной палаты. Девять президентов, сменявших друг друга поочередно, значительно увеличили благосостояние фамилии.
Аймар-Шарль-Мари-Теодор маркиз de Nicolay/Nicolaï числился придворным географом при Генрихе II. Почти всю сознательную жизнь он путешествовал по Европе и Турецкой империи. В 1568 году им был опубликован отчет о путешествиях под названием «Четыре первые книги Навигации».
В общем, «для бешеной собаки семь верст не крюк». Хотя, конечно, в геральдике собака — не более, чем символ верности своему сюзерену. А преданность короне семья Николаи доказывала не раз.

 

Одну из часовен Сент-Эсташ украшает герб Клода де Бюйона (Claude de Bullion). Не нашлось никаких сведений о захоронениях здесь членов его семьи, но именно он финансировал ее украшение и соответственно являлся владельцем. Будучи сюринтендантом финансов и хранителем печати при Людовике XIII, Клод сделал немало полезного для Франции в целом и Парижа в частности. Например, Сад Растений — Jardin des Plantes появился тогда еще рядом с Парижем при его непосредственном участии.
Но и грехов, видимо, было тоже предостаточно. Поэтому сей нескромный вклад в католическую церковь был для Бюйона важен, как предварительная гарантия отпущение грехов.

И на очереди третья заключительная часть про гербы церкви Сент-Эсташ, в которой будет несколько очень известных имен.

 
← Следите за нами в соцсетях
Может быть интересно
Комментарии
Загрузка...

На сайте используются файлы cookies. Вы можете знакомиться с Политикой Конфиденциальности и понять, зачем нужны файлы сookies и как прекратить сбор данных OK Подробности