Рубрика
Направление

Zone Rouge: земля, пустующая сотню лет

11 ноября 2018 года Франция и страны-союзники будут отмечать столетие Компьенского перемирия, дня окончания Первой Мировой, или Великой войны (Grande Guerre). Для Французов эта война действительно была Великой: 29% мужского населения погибло, 41% из оставшихся вернулись домой недееспособными калеками, а ожоги, оторванные руки, ноги и челюсти вообще не считали – ходит, работает, и ладно, главное, что живой и не овощ.

А еще эту войну называли «грязной». Потому, что на ней впервые были применены боевые отравляющие вещества — от элементарного слезоточивого газа до смертельно опасных хлора, фосгена и иприта. Так что второе неофициальное название этой войны — «война химиков».

И, надо сказать, немецкие концерны, вроде теперь уже безопасного Bayer, славящегося своим аспирином и алка-зельцер, работали намного эффективнее. Только над одним городом Ипр в 1917 году было распылено 168 тонн нового отравляющего газа, унесшего жизни 250 000 солдат Антанты, многие из которых так и не были похоронены.

И тысячи оставшихся в земле трупов, и масса неразорвавшихся снарядов, несущих смертельную начинку, сделали эту землю непригодной для жизни. Да, вы удивитесь, но во Франции есть так называемые «красные зоны», законсервированные вот уже сто лет. Кто-то скажет, что они невелики — всего-то 120 000 гектаров (что по размеру соответствует где-то 11,5 Парижей, ну, или чуть больше размера «Новой» Москвы).

В 1919 году правительство выкупило у жителей зараженные территории и сделало «зону отчуждения», где, в отличие от подобной же зоны вокруг Чернобыля, нельзя производить никаких действий. Вообще. Радиация в итоге выветривается выветривается, а яды и металлы, вроде цинка и ртути, остаются в земле на бесконечно долгие годы, а то и навсегда.

Красные зоны протянулись по Северу Франции — от Нанси до Вердена и Лилля. Зоны, конечно, огорожены, и соответствующие предупреждения расставлены, но сталкеров и фотографов это, разумеется, не останавливает.

Как, впрочем, и окрестных крестьян, которые отправляют туда на выпас своих домашних животных. Неистребима глупость человеческая!

В зоне отчуждения находятся десятки городов и деревень-призраков, обозначенных табличками «village détruit», «уничтоженная деревня». В них, согласно официальному вердикту: «Все опустошено. Ущерб, нанесенный жилищам: 100%. Ущерб, нанесенный сельскому хозяйству: 100%. Очистка невозможна. Непригодно для жизни». В официальном же пресс-релизе они названы «погибшими за Францию», «Villages morts pour la France».

Например, большая часть их находится в департаменте Мёз, где в печально знаменитой «Верденской мясорубке» погибло более 700 000 человек и было сброшено около 600 тонн снарядов. В этих городках не живет никто с 1918 года:
Beaumont-en-Verdunois
Bezonvaux
Cumières-le-Mort-Homme
Douaumont
Fleury-devant-Douaumont
Haumont-près-Samogneux
Louvemont-Côte-du-Poivre
Ornes
Vaux-devant-Damloup
Vauquois

До сих пор уровень мышьяка и прочих ядов в почве здесь превышает смертельную на 17%, а в воде — на 300%! Нет, конечно, первые попытки очистить землю в этих местах были предприняты еще в 1946 году, а вскоре и вовсе был создан «Отдел Зачистки» (Département du Déminage), регулярно отправляющийся в «красную зону», чтобы собрать «стальной урожай», и иногда распрощаться с собственными жизнями. За время существования отдела уже погибло, подорвавшись на минах и бомбах, 630 человек. Но это лишь во Франции. Жертвы самоотверженных сотрудников отдела в той же Бельгии значительно больше.

Но страшнее даже не это. Каждый год во Франции извлекаются из земли по 900 тонн неразорвавшихся бомб. Но по официальным данным в этих землях до сих пор осталось более 35 000 тонн снарядов, оболочка которых ржавеет и готова в любой момент выпустить наружу смертоносную отраву. И два последних случая смертельного отравления горчичным газом произошли совсем недавно — в 1998 году возле города Vimy.

Министерство Армии утверждает, что земли эти можно очистить от их смертоносного груза лет за 300, но, скорее, лет за 700. Но это совершенно нецелесообразно и крайне трудозатратно, поэтому вряд ли кто займется этим в действительности.

А территории эти постепенно начинают заселяться людьми. Может быть совершенно сумасшедшими, но в 2014 году, отправившая в зону отчуждения съемочная бригада канала National Geographic, констатировала, что на здоровье те не жалуются. По крайней мере, пока…

← В нажатии кнопки «Нравится» - 0 калорий и много интересного