Flickr

Vézelay: начало пути Святого Иакова

Только самые отчаянные пилигримы начинают свое паломничество из Бургундии, где ему и положено начинаться. Большинство предпочитает самый короткий путь – из французской части Страны Басков. Некоторые, впрочем, идут по альтернативной дороге из Парижа, от башни Сен-Жак – уцелевшей колокольни церкви Сен-Жак-де-ла-Бушери. Но это путь не аутентичный,  официально Папой Римским не одобренный.

Поэтому, если вы достаточно сумасшедший или очень верующий человек, то поезжайте сначала в Везле, что в регионе Йонн. Всего три часа от Парижа по трассе А6, а дальше можно своими ногами через всю Францию. Кстати, по дороге Святого Иакова отправляются не только те, кто хочет поклониться мощам довольно сомнительного происхождения, но и те, кто хочет себе (или другим) что-то доказать или что-то поменять в своей жизни – например, бросить пить или курить. Впрочем, даже если вы никуда не собираетесь идти, побывать в Везле все равно стоит. Потому что это красиво.

В середине 9-го века граф Жерар Руссильонский подарил холм Везле бенедиктинским монахам. Не просто так подарил, конечно. Тому предшествовала череда стычек Бургундии с Франкским королевством, личный конфликт Жерара сразу с двумя монархами по очереди – Людовиком II Молодым и Карлом II Лысым.


Чтобы уберечь свои земли от королевских притязаний, а так же лишить зарвавшихся монархов выхода к Лиону, Жерар построил неподалеку друг от друга и прямо на границе владений Карла II два монастыря – мужской и женский, и немедленно отдал их под управление Ватикану.
Папа Римский Николай I дар благосклонно принял и пообещал защищать и монастыри, и земли вокруг. Идти против Великой Римской церкви не решился ни один король. Графа Жерара довольно скоро убили, но земли эти так и остались «свободными», то есть не принадлежащими франкской короне.

Правда то, на что не могли посягнуть франкские короли, совершенно не останавливало норманнов – они ходили, куда хотели, и делали, что им заблагорассудиться. Так что, не прошло и века, как они разграбили и сожгли аббатство. Дикари, что с них взять.


Новую базилику начали строить в 1096 году и освятили, в общем, довольно скоро – уже в 1104-м. Первый ее настоятель привез откуда-то мощи, по его утверждению принадлежавшие Святой Марии Магдалине. Происхождение их было крайне сомнительным, но аутентичность поочередно подтверждена Папой Луцием III, Папой Урбаном III и Папой Клементом III (не тем, который АнтиПапа, а нормальным). Наличие такого артефакта, разумеется, немедленно ограждало монастырь от любых королевских поползновений на само здание и окрестные земли. Так что в 12-м веке в стране начался настоящий бум: по словам летописца аббатства, Гуго из Пуатье, «вся Франция стремилась приложиться к чуду Магдалины».

Базилику перестроили в «новом» романском стиле в 12-м веке, да так вошли в раж, что она оказалась лишь ненамного ниже парижского Нотр-Дама, и самой большой во Франции, построенной в таком стиле.


Правда, в процессе строительства и перестройки мощи Святой Марии Магдалины куда-то делись и канули в Лету, если вообще когда-либо существовали в реальности. Но это уже не имеет особого значения – название же, Basilique Sainte-Marie-Madeleine de Vézelay, осталось в веках и ладно.

Но не только мощами, которых, как мы поняли, вполне могло и не быть, прославилась в веках базилика в Везле. С ее ступеней в 1146 году монах Бернар Клервосский, как за полвека до этого Папа Римский Урбан II в Клермон-Ферране, призвал истинных христиан отправиться в Крестовый поход. Второй по счету.


За его спиной, сверкая доспехами и кипенно-белым плащом, стоял король Людовик VII. Толпа, по словам хрониста, собралась такая, что не видно было ей конца до самого горизонта, а голос Бернара звучал над ней, как «небесный орган». Желающих отправиться добровольцами в Святую Землю оказалось так много, что ткань, из которой вырезались и нашивались на одежду кресты быстро закончилась. По легенде, Бернар снял с себя монашескую робу и порвал ее на полоски, чтобы сделать больше крестов, которые уже даже не пришивались, а просто наживлялись на плащи и рубахи. Примеру его последовали другие монахи, и работа по производству одежды для будущих крестоносцев шла до самого утра. И все пошли воевать. Прямо оттуда и на Юго-Восток.

Второй Крестовый поход, как известно, закончился почти полным провалом. Но третий, инициированный Ричардом Львиное Сердце и Филиппом II Августом, тоже начался со ступеней базилики Святой Марии Магдалины в Везле – так их вдохновил массовый сбор крестоносцев за 44 года до этого. Участие в нем принимал и Фридрих Барбаросса, только, конечно, не из Франции, а сразу из германских земель, что, разумеется, не умаляет значение Везле в истории Освобождения Святой Земли.

А где-то между Крестовыми походами Базилика в Везле стала отправной точкой для пилигримов, шедших молиться мощам апостола Иакова в испанский Сантьяго-де-Компостела. Поэтому по всему городу такое количество изображений ракушек морских гребешков, во Франции называемых сен-жаками, то есть Святыми Иаковами.

Кстати, особенно прекрасно посещать базилику дважды в год – в Летнее и Зимнее Солнцестояние. Потому что, удивительным образом, эта христианская церковь построена так, что в эти дни вся она залита светом. Вполне себе божественным, хотя христианство и отрицает важность Солнцестояний.

Все фото: Jim Foster / Flickr Open Licence

 
← Следите за нами в соцсетях
Может быть интересно
Комментарии
Загрузка...

На сайте используются файлы cookies. Вы можете знакомиться с Политикой Конфиденциальности и понять, зачем нужны файлы сookies и как прекратить сбор данных OK Подробности