Vaux-le-Vicompte: назад в «Великий век»

Всего в 50 км к юго-западу от Парижа находится замок Во-ле-Виконт – самое большое частное владение на территории Франции, имеющее историческую ценность. На протяжении веков он был этаким «переходящим красным знаменем», и сегодня принадлежит семье графа и графини де Вогюэ, но история его длинна и полна любопытных фактов.

Начнем, пожалуй, с того, что построен он был по заказу суперинтенданта финансов короля Людовика XIV, Николя Фуке. Фуке был выдающейся во всех отношениях личностью, но на каждую выдающуюся личность найдется еще одна, не менее выдающаяся. И ею стал контролер финансов Жан-Батист Кольбер. Если и были на свете две ярко противоположные личности – лед и пламя – то это были Фуке и Кольбер.

Фуке совершал множество ошибок, а Кольбер их скрупулезно фиксировал и докладывал королю. Но самой большой ошибкой, стало, пожалуй, строительство Во-ле-Виконт. Фуке, стремясь построить замок, не только снес три деревни, но и пригласил к участию трех выдающихся людей своего времени: художника Лебрена, архитектора Лево и выдающегося садовника Ленотра. На выходе замок и окружающие территории получились такими величественными, что, прибывший на званый обед с «тысячи свеч, фейерверками и спектаклем» Людовик XIV, которому подали еду на настоящих золотых тарелках, затосковал и понял, что Фонтенбло ни в какое сравнение не идет с Во-ле-Виконт, и он, Король-Солнце, живет скромнее своего министра финансов. Да, именно из-за Во-ле-Виконта был заложен первый камень Версаля. Ведь никто не должен затмевать «Солнце».

Разумеется, Фуке был арестован и сослан, деньги семьи арестованы, имущество его пошло с молотка – аукционы велись целый год, так много всего было у министра финансов – а вот дом не конфисковали. В нем позволили жить лишь старшему сыну Фуке, Луи-Николя. Но жизнь в пустом совершенно доме, на обслуживание которого денег у него не было, стало мучительным. Луи-Николя попытался поправить свое финансовое положение, женившись на дочери знаменитой мадам Гийон. Он, говорят, сам подстригал кусты по «заветам» Ленотра, но былого величия место лишилось, да и брак, который позволил остаться сыну Фуке на плаву, не принес детей.

Несколько месяцев спустя после смерти Луи-Николя его мать и наследница-жена перепродали дом и угодья маршалу де Вильяру, и Во-ле-Виконт начал, вроде бы, возрождаться к жизни. Стены украсили полотна художников, в комнатах появилась роскошная мебель, фонтаны, наконец, вновь забили, и в замке опять завсегдатаем стал король. Правда, уже другой – Людовик XV, но какое это имеет значение, ведь прошло уже больше полусотни лет!

После смерти маршала его сын сначала пробовал распродавать замок по частям, но потом смирился и отписал его министру иностранных дел Габриэлю де Шуазель-Праслену. Тот тоже недолго наслаждался жизнью в замке, потому что – вот неприятность – случилась Революция, его совершеннолетний сын наследовать недвижимость не мог, и оно досталось внуку.

Правда, не целиком: для проформы статуи с фонтанов были снесены и навеки утрачены, потому что «львы, изрыгающие воду – символ монархии и должны быть уничтожены», а так же сожжены несколько картин с изображением королей. Революционный комитет вообще хотел замок снести, но Шарль де Шуазель-Праслен предпочел пожертвовать другими произведениями искусства, передав их «в дар государству», чем вовсе потерять дом. Говорят, много позже, он приезжал в Фонтенбло, чтобы посмотреть на «свои» картины, мебель и фарфор.

А еще 60 лет спустя замок выкупил «сахарный король» Альфред Сомье. Происхождения он был невысокого, но очень любил искусство и историю. Точнее, когда замок и окрестные земли выставили на аукцион, Сомье оказался единственным его участником – никто не хотел взваливать на себя такую непосильную ношу – и купил все скопом за 2 275 400 золотых франков. Сумма даже по нашим временам довольно скромная – около 7 млн евро.

Но, то ли над этим замком висел какой-то странный рок, то ли еще что, но семья Сомье, как и все прочие до него, прекратила свое существование, не оставив наследников. Замок и окрестности перешли Жану де Вогюэ, внучатому племяннику Альфреда Сомье.

Но, кажется, де Вогюэ прервали этот порочный заколдованный круг – в семье есть сыновья. Причем аж трое, и у них тоже уже есть наследники.

В 1968 году граф Патрис де Вогюэ открыл замок для публики, чтобы заработать немного денег на реставрацию, которая не прекращается и по сей день, а потом присовокупил к нему и ресторан – поначалу совсем маленький, сегодня он уже может обслуживать до полутысячи человек. А в середине 90-х установил традицию les Soirées aux Chandelles – ужинов при свечах, которые отныне проходят с начала мая до конца ноября каждую субботу.

И, отдавая дань Королю-Солнце, благодаря которому, замок после длительных пертурбаций попал в его руки, устраивает в начале июня Journée Grand Siècle – большой костюмированный пикник, попасть на который можно, лишь будучи одетым соотвественно эпохе «Великого века».

И, да, разумеется, семья де Вогюэ открыла замок для киношников. С тех пор в интерьерах и окрестностях было снято более 70 кинолент, включая «Марию-Антуанетту», «Человека в железной маске», один из фильмов бондианы «Лунный гонщик» и сериал «Версаль». Каждую Пасху здесь устраивают «охоту за яйцами», а каждое Рождество замок превращается в настоящую сказку. О которой, видимо, все-таки и не мог мечтать Людовик XIV.

 
← Подпишитесь на нас и не пропускайте ни одного материала
Может быть интересно
Комментарии
Загрузка...

На сайте используются файлы cookies. Вы можете знакомиться с Политикой Конфиденциальности и понять, зачем нужны файлы сookies и как прекратить сбор данных OK Подробности