Laguiole: город сыра и ножей

Редко какой француз бывал в этом городе в Южных Пиренееях, но название Лайоль знают абсолютно все. Да, и вообще, сказать по правде, многие искренне полагают, что это действительно просто название марки производителей ножей. Потому что мы не видели дома, где не было бы набора этих столовых приборов с характерным и таким узнаваемым логотипом – пчелой  на рукоятке. Но что такое Лайоль на самом деле?

Первые упоминания о нем относятся еще ко временам Пепина Короткого, который в очень далеком году завоевал графство Руэргское и присоединил его к Франции, оставив, однако, возможность местным суверенам самим управлять территорией. Правда, в те годы Лайоль был всего лишь одним из четырех укрепленных фортов, а вовсе не городом. С другой стороны, оригинально название его la glèiòla, переводится с окситанского, как «маленькая церковь». По крайней мере, так считают.

И церковь в городе действительно имеется – на самой вершине горы – церковь Святого Матфея. Оттуда открывается прекрасный вид и на весь городок, и на окрестные холмы, на которых местные коровки породы Обрак жуют траву. Вообще, местные жители настолько же спокойные и медлительные, как и основная порода парнокопытных, которую они разводят.

Тем более удивительно, что в свое время они не только успешно отбивали набеги альбигойцев и прочих гугенотов вплоть до 1620 года, когда Генрих IV сначала присоединил в очередной раз городок к Франции, а потом и вовсе… упразднил. Да, почти до начала 18 века, города этого на карте не существовало. Статус ему вернули лишь в 1790 году, и, возможно именно поэтому он не сильно пострадал во время Революционного террора. Ведь на старых картах он просто не был отмечен.

Что же касается церкви, которая, вроде бы, должна была дать название городу, все сошлись во мнении, что построена она была не раньше конца 16-го – начала 17-го веков, но, видимо, на ее месте раньше стояла другая от которой ныне и руин не осталось.

Гораздо более примечателен в историческом смысле местный оспис 16-го, предположительно века, странноприимный дом, часовню которого (пристроенную уже в 20-м веке) расписывал наш соотечественник, Николай Грешный, о котором известно до обидного мало: родился в Ревеле, бежал от Революции в Берлин, с началом нацистских настроений перебрался в Бельгию, а, когда немцы вторглись и в Бельгию и во Францию, уехал в «Свободную зону» на Юг, вступил в ряды Сопротивления, успешно пережил войну, да так и остался жить в Окситании.

А в 1947 году в городе появилась еще одна достопримечательность – бронзовая статуя быка, авторства Жоржа Гюйо, украсившая центральную площадь города и носящую, что неудивительно, название Place du Taureau. Если вам кажется, что имя скульптора вам ничего не говорит, вы ошибаетесь – его работа «Лошади и собаки» украшает сады Трокадеро и возле нее частенько фотографируются туристы.

Но не одними быками славен Лайоль. Здесь, что логично, производят и сыр с одноименным названием, и именно он, лайольский, используется в классическом блюде аверона, алиго – тягучем картофельном пюре, взбитом с маслом, сыром и чесноком. Здешний Coopérative Fromagère устраивает совершенно бесплатную экскурсию по сырному производству с подробными объяснениями процесса производства и, разумеется, дегустацией, на которой можно сравнить вкус четырехмесячного Лайоля с Лайолем трехлетним, восхититься последним и страстно захотеть купить целый круг. Останавливает лишь одно – как тащить это домой и как долго потом его есть.

А вот что касается знаменитых ножей, история их очень туманна. Считается, что производить их начали только в 1860 году, и поначалу предназначались они – острые и тонкие – исключительно для пастухов, которым иногда приходилось делать маленькие проколы в животе парнокопытных, чтобы уменьшить газообразование. Но мы не ветеринары, нам этого не понять. Где-то к началу 20-го века оказалось, что ножи эти – идеальны не только для животноводов, но ими крайне удобно резать мясо на тарелке. Предпочтительно, конечно, именно породы Обрак. Ножи перестали быть только складными и только для мяса. Теперь их делают и для сыра, и для рыбы и вообще всех форм и размеров. Отличает их одно – действительно высокое качество (истинная правда – мы лично пользуемся ими последние пять лет, а они все, как новые) и знаменитая пчела на ручке.

Магазинчиков с местной продукцией здесь, кажется, не десятки, а сотни – почти в каждом здании. Но это – иллюзия. Хотя местные и утверждают, что их продукцию частенько подделывают и оригинальную, с сертификатом, купить можно только здесь. Конечно же нет. Ножи Лайоль продаются почти в каждом городе страны, и они имеются почти на каждой французской кухне, даже у тех, кто и понятия-то не имеет, что есть такой городок Лайоль на самом Юге.

Photos: Flickr/ Open Creative Commons  

 

 
← Подпишитесь на нас и не пропускайте ни одного материала
Может быть интересно
Комментарии
Загрузка...

На сайте используются файлы cookies. Вы можете знакомиться с Политикой Конфиденциальности и понять, зачем нужны файлы сookies и как прекратить сбор данных OK Подробности