Маргарита Валуа, по прозвищу Королева Марго

На самом деле, младшая дочь Генриха II королевой была лишь номинально. Уж Франции – точно. По мужу, конечно, считалась королевой Наваррской, но никогда маленьким королевством не правила, и побывала там лишь однажды. Да и вообще, в историю вошла под дурацким внутрисемейным прозвищем, которое статусу королевы не соответствует ни в каком виде. Много ли вы видели венценосных особ, которых бы называли в русском эквиваленте Маргошей или Ритулей? А ведь именно так – чуть пренебрежительно – и звучит имя «Марго» для французов.

Если верить роману Дюма и его многочисленным экранизациям, все, чем занимались в конце XVI века при королевском дворе – это секс и убийства. Если тебя не убили, то, скорее всего, тебя ждет страстная ночь. После которой, правда, тебя тоже могут убить. Плюс все это на фоне религиозных войн и дележки престола. В принципе, так оно почти все и было, но не совсем. Чувственность Маргариты, названной «Жемчужиной» в честь двоюродной бабушки, сестры Франциска I, и тоже, странное дело, Маргариты Наваррской, первой женщины-писательницы во Франции – не вызывает споров. Маргарита была влюбчивой и пылкой натурой. И как своя полная историческая однофамилица, писала книги. Очень неплохие, надо сказать.

Пока ее мать Екатерина Медичи плела замысловатые интриги, пытаясь остаться на плаву в богатые на феодальные междоусобицы годы, вдохновенно изобретала всевозможные яды, убивая ими всех явных и неявных врагов и, в частности, собственных детей, Маргарита училась естественным наукам и игре на музыкальных инструментах, прилежно занималась языками и даже поразила идеальным знанием латыни архиепископа Краковского, прибывшего к французскому двору просить ее брата Генриха III занять польский престол.

Она не была красавицей в том смысле, в котором мы понимаем красоту сейчас, это правда. Скошенным подбородком и глазами навыкате пошла в мать, а острым умом и независимостью – определенно в Генриха II, своего отца. Правда, потеряла она его слишком рано – девочки не было еще шести – и мгновенно стала предметом мамашиного торга. Сначала ее планировали отдать Карлосу, сыну Филиппа II Испанского, но на Иберийский полуостров в итоге поехала ее старшая сестра. Потом – португальскому королю Себастьяну I. Кто знает, что было бы, если бы этот брак состоялся. Уж война-то между Испанией и Францией – точно. Но тут даже недалекого ума Екатерина Медичи сообразила, что – не стоит. Была еще одна кандидатура – сын короля Германии, Чехии, а заодно и Австрии с Хорватией и вообще, Императора Священной Римской Империи Максимилиана, Рудольф Габсбург. Но и здесь не сложилось.


Только Екатерина решила, что оказалась на руках с ненужным и бесполезным грузом в лице собственной младшей дочери, которую невозможно приткнуть ни к одному двору, как вспомнилось давнее обещание Генриха II, данное Антуану де Бурбону, королю Наваррскому. Наварра, конечно, государство крошечное, зажатое между Испанией и Францией, бедное, да еще там исповедуют кальвинизм, то есть живут там исключительно гугеноты, но выхода нет: на безрыбье и рак – рыба.

   Продолжение статьи доступно только подписчикам!

Подпишитесь, чтобы продолжить чтение и получить доступ ко всем премиум-статьям
✓ Весь контент журнала без ограничений и рекламы 24/7

ОФОРМИТЬ ПОДПИСКУ
всего от 0,90€ за неделю доступа
ко всем материалам сайта

Подписаться

Уже подписаны?
Войдите на сайт
под своим логином и паролем

 

 

Опубликовано в журнале «5Республика» №9 — купить/скачать

 
← Следите за нами в соцсетях
Может быть интересно
Комментарии
Загрузка...

На сайте используются файлы cookies. Вы можете знакомиться с Политикой Конфиденциальности и понять, зачем нужны файлы сookies и как прекратить сбор данных OK Подробности