Женщина-пиратка: бретонская тигрица Жанна де Бельвиль, или с чего все начиналось

Про первую женщину-корсара написано немало, но, в основном, все повествуют о ее кровавых расправах над французами в отместку за казнь мужа, Оливье IV де Клиссона. А ведь это – лишь небольшой кусочек ее жизни – каких то 10 лет. Но как Жанна де Бельвиль дошла до жизни такой и что было до того, как она заделалась пираткой, редко кто упоминает. Кроме нас, разумеется.

Около 1300 года в семье Мориса IV де Бельвиля-Монтэгю и Летисии Партене родилась единственная дочь, которую назвали Жанна-Луиза. Астрологи дорого бы дали за точную дату рождения девочки, чтобы подтвердить или опровергнуть свои теории, но, к сожалению, конкретный день и час появления ее на свет история для нас не сохранила. Наверное, одни бы сказали, что малышка Жанна-Луиза родилась под несчастливой звездой, вторые бы этот факт оспорили. Но все без исключения согласились бы, что судьба у новорожденной дамы де Бельвиль была нелегкая и заковыристая.

В 1303 году умер ее любящий, смеем надеяться, отец. Мать, не желая, видимо, для дочери монашеского пути, выдала 12-летнюю Жанну замуж за молодого вдовца Жоффруа VII де Шатобриана – прекрасная партия, обеспечивающая юной Жанне-Луизе высокое положение в обществе и безбедную жизнь. И малышка Жанна погрузилась в счастливую семейную жизнь хозяйки замка со всеми вытекающими – родила в 1314 году сына Жоффруа и через два года дочь Луизу. И все шло хорошо, но не прошло и 14 лет с момента регистрации этого со всех сторон счастливого и плодотворного брака, как вполне здоровый с виду супруг внезапно отправился на тот свет, оставив безутешную вдову с двумя подростками на руках.

Что касается детей Шатобриана, то у них тоже не очень сложилось – сын, Жоффруа VIII вырос в прекрасного рыцаря, сражался с англичанами в войсках Шарля де Блуа, но в возрасте 33 лет погиб в битве при Ля Рош-Дерьен, как раз в той самой, где самонадеянного де Блуа взяли в плен.
Дочь Луиза же вышла замуж за Ги XII де Лаваля и де Витре, прожила до 67 лет, но так и не оставила потомства.


Но вернемся к нашей будущей корсарке, которая вовсе не собиралась топить корабли и грабить своих земляков. В те годы она мечтала о банальном женском счастье. XIV век – время смутное, войны не прекращаются ни на день, и еще молодой и прекрасной Жанне не остается ничего другого, как искать новых претендентов в мужья, чтобы защитить себя и детей от внезапных визитов врагов и друзей, которые, порой, оказываются хуже незваного англичанина.

Такой «товар», как Жанна на дороге не валяется, и всего через два года после смерти первого супруга, дама де Бельвиль де Шатобриан нашла себе не менее прекрасную партию – Ги VII Лиможского, он же Ги Бретонский, он же Ги де Пентьевр. Но вот незадача – только жизнь Жанны начала налаживаться, как всполошилась родня Ги со стороны дома де Блуа. Разумеется, яблоком раздора послужило наследство, которое могло из уютной семейки уйти куда-то на сторону, да еще и к женщине с совершенно посторонними детьми. Родственники воспользовались связями и инициировали расследование с помощью епископов Ванна и Ренна, а по результатам своего марш-броска запросили у папы Иоанна XXII аннуляцию этого брака. Папа, прославившийся обведением вокруг пальца целого конклава кардиналов в Лионе, как известно, о деньгах беспокоился больше, чем о спасении душ. У дома Блуа со средствами все было хорошо, и Папа в надежде на жирный и быстрый куш подмахнул требуемую бумагу. Так Жанна вновь стала незамужней дамой.

Однако она не долго расстраивалась и вскоре вышла замуж за Оливье IV де Клиссона, бретонского дворянина на службе французского короля. Жизнь забурлила с новой силой. Оливье был вдовцом, и с ним в семью вошла дочь Изабелла. В документах не сохранилось каких либо сведений о том, кто был матерью девочки, да и когда она точно родилась доподлинно неизвестно, но судьба устроилась у нее великолепно – она стала женой Жана II де Рьё, маршала Франции, и родила сына Пьера де Рьё де Рошфора, ставшего героем Столетней войны и рубившего англичан в капусту вместе с Жанной д’Арк под Орлеаном.


Через три года после свадьбы Жанна оправилась от предыдущих стрессов и занялась привычным для себя, да и для многих женщин, делом – то есть начала рожать детей.
Первый ребенок, названный в честь отца Жанны, Морисом, умер годовалым, а вот следующий – Оливье V де Клиссон дорос до коннетабля Франции, хотя в детстве вместе с матерью и клялся мстить французам за смерть отца до конца своих дней. Но детские клятвы пламенны, однако не всегда вечны – после десятилетий, прожитых на стороне англичан, Оливье все же перейдет на сторону французского короля и будет долго и верно ему служить.
Гийом прожил около семи лет и стал печально известным сыном Жанны, умершим у нее на руках от голода и обезвоживания в море, когда французский флот захватил корабли грозной пиратки.

Собственно, большинство знает и помнит только этих двух сыновей, ошибочно полагая, что больше детей у Жанны и Оливье не было. А вот и нет! Была еще и дочь Жанна (удивительное разнообразие имен), родившаяся, когда нашей еще не пиратке было под сорок, или около того.


Но в 1343 году снова что-то пошло не так. Оливье IV де Клиссона обвинили в сотрудничестве с Жаном де Монфором и, соответственно, с англичанами. Вызванный на рыцарский турнир в Париж, Клиссон схвачен по приказу короля и обезглавлен. Тело его повесили на печально знаменитом Монфоконе, а голову отправили в Нант и выставили на всеобщее обозрение и устрашение возможных изменников. Все имущество Клиссона и Жанны подлежало конфискации, а Жанна должна была отправиться в изгнание.

И тут у Жанны сдали нервы. Третий брак и спокойная жизнь полетели в тартарары. Жанна уже не сдерживает гнев и обиду на изменчивую судьбу и становится первой женщиной-пираткой с одним желанием: мстить.

Такой способ снятия стресса у женщин в то время был диковинкой. И, конечно же, Жанна со своим маленьким флотом стала известна не только во Франции, но и в Англии, незамедлительно выдавшей ей патент корсара. Для Туманного Альбиона, находившегося в состоянии хронической войны с Францией даже такое небольшое, казалось бы, приобретение, как Жанна де Бельвиль стало мощным подспорьем.


Жанна де Бельвиль после смерти младшего сына окончательно бежала в Англию, где через несколько лет вышла в четвертый, и последний, раз замуж за одного из военачальников короля Эдуарда III, Уолтера Бентли. Бентли воевал в Бретани, так что общих тем для разговоров у Жанны и Уолтера хватало. Скончалась Бретонская Тигрица, или Кровавая львица, любившая собственноручно рубить головы французским дворянам, и которую иначе как «бешеной» в родной стране не называли, в тишине и покое в 1359 году.

Интересный факт. Во время конфискации имущества Оливье IV де Клиссона и Жанны де Бельвиль в королевскую библиотеку поступила великолепная книга Bréviaire de Belleville в двух томах, авторства знаменитого художника-миниатюриста Жана Пюселя, написанная по заказу Жанны. Книга упоминается в инвентаризационной описи библиотеки Карла V. Дальнейший путь молитвенника не менее интересен. Сначала Карл VII дарит его своему зятю королю Ричарду II Английскому. Преемник Ричарда, Генрих IV Английский, передает (возможно, по завещанию) двухтомник Жану де Берри, а герцог Беррийский, в свою очередь, вручает книги своей племяннице Марии Французской, которая удаляется в доминиканский монастырь в Пуасси и передает рукопись в дар обители. Там-то книги и хранились вплоть до Французской Революции, а после были переданы в Национальную библиотеку, где находятся и по сегодняшний день.

 
← Следите за нами в соцсетях
Может быть интересно
Комментарии
Загрузка...

На сайте используются файлы cookies. Вы можете знакомиться с Политикой Конфиденциальности и понять, зачем нужны файлы сookies и как прекратить сбор данных OK Подробности