Сойти с ума по-королевски: Карл VI

Что случилось с Карлом VI на самом деле историки спорят до сих пор. Было ли это отравлением, проклятием или все-таки маниакально-депрессивным психозом? Ведь до двадцати четырех лет Карл был абсолютно нормальным, может, просто, не очень образованным, но сильным и выносливым юношей, а так же хорошим правителем. Ему было в кого – не зря же его отец Карл V носил прозвище Мудрый.

Карл взошел на престол в 1380 году возрасте 12 лет, но фактическим королем стал лишь в двадцать. Почему? Да потому, что после смерти Карла V регентами при малолетнем дофине оказались его дяди – Жан Беррийский и Филипп Бургундский. Был и еще один кандидат – Людовик I Анжуйский, но его из гонки за регентство устранили, в отместку за что он неплохо почистил королевскую казну и, сделав обиженную мину, удалился в свои владения. Впрочем, Жан и Филипп тоже оказались людьми малоприятными и изо всех сил пытались набить свои карманы – повышали налоги, отменяли купеческие преференции, вывозили из Парижа все, что плохо лежит и прятали там, где все это будет лежать хорошо, и, разумеется, вели свои войны за счет государственной казны. Причем так плохо, что весь период их регентства, ознаменовавший второй этап Столетней войны, был, скорее, провальным, чем успешным.

За это время Карл VI успел жениться, родить детей и лишь потом решить, что он достаточно взрослый для управления королевством. Родные дяди, несмотря на их искреннее возмущение, были отправлены восвояси, успев, правда, отравить кардинала Ланского, который, как считается, все уши прожжужал Карлу о том, что пора брать власть в свои руки, иначе его родственники доведут страну до ручки, да еще и сдадут ее с потрохами англичанам. Именно смерть кардинала дала историками право думать, что обиженные дяди то же самое хотели сделать и с королем.

Но даже, если и хотели, то довольно долго с этим тянули. Потому что страшное случилось лишь два года спустя после того, как мошеннические схемы по отмыванию денег и растрата казны были официально доказаны, но никто из дядей не понес наказания. Правда, ходили слухи, что Карл хочет экспроприировать владения Жана Беррийского в пользу короны, но, видимо, родственные связи перевесили интересы государства. А в апреле 1392 Карл VI свалился с лихорадкой.

Но кто только не страдал лихорадкой – что в то время, что в наше. Король быстро оправился, хотя, по мнению королевских медиков, остался раздражительным и болезненно реагирующим на яркий свет и громкие звуки. И это дало сегодняшним медикам возможность полагать, что, если король и не был отравлен, то перенес токсоплазмоз, который, перейдя в хроническую фазу, в некоторых случаях действительно вызывает помутнение рассудка. А, учитывая страсть Карла к ловле птиц, так вообще все сходится!
Но был и еще один странный симптом, который под эту версию никак не подходит – хронист королевской семьи, Ангерран де Монстреле, утверждает, что во время болезни король потерял большую часть волос и ногти. Что, конечно, больше похоже на отравление тяжелыми металлами, которое тоже вызывает необратимые изменения мозга.

Как бы то ни было, события развивались довольно быстро. В июне 1392 года на коннетабля Франции и доверенное лицо монарха, героя Столетней войны, Оливье де Клиссона было совершено покушение прямо рядом с резиденцией короля на Сен-Поль. Нападавший был известен – Пьер де Краон – он, испугавшись содеянного, укрылся в землях герцога Бретонского. Сочтя нападение на Клиссона личной обидой и угрозой собственной безопасности, Карл VI вышел в поход. Бретань была независимым и богатым герцогством, до рождения Анны Бретонской, объединившей Францию с Бретанью, было еще почти сто лет, и иметь под боком врага, который не только укрывает беглых преступников, но и поддерживает англичан, было невесело. Поэтому к походу присоединились даже опальные дядюшки короля, за что им обещали списать все грехи прошлые и будущие.

5 августа 1392 года объединенные войска выехали из Ле-Мана в сторону Бретани. И тут случилось странное: одни хронисты, вроде Жювеналя Урсенского, утверждают, что из леса выбежал юродивый и бросился под копыта королевского коня с криками «Остановись, благородный король, тебя предали!», другие же просто пишут, что зазевавшийся паж уронил копье на щит и оно громко звякнуло. Но именно в этот момент у Карла VI, как говориться, сорвало крышу. Выхватив меч, он с воплем «On veut me livrer à mes ennemis ! Avant ! avant ! sur les traîtres !» (Они хотят сдать меня врагам! Вперед, вперед, на предателей!) бросился крушить всех вокруг себя, умудрился убить четверых и ранить около двадцати своих рыцарей, пока его не стащили с коня, не скрутили, и не отправили в повозке обратно в город.

Придя в себя, король раскаялся и даже назначил пенсии всем родственникам рыцарей и солдат, павших от его руки. Придворные вздохнули с облегчением. Король выглядел и вел себя, как обычно и совершенно здраво. Правда, осенью того же года попытался выпрыгнуть из окна своей спальни, но створки заколотили, и больше он таких попыток не делал. Поэтому приступ просто списали на тепловой удар и постарались о нем поскорее забыть, а у окна той комнаты пристроили балкон – мало ли что придет монарху в голову. Ведь король не зря носил прозвище Bien-Aimé, он и правда был Возлюбленным у своих подданных. И все было хорошо. Ровно до конца января 1393 года.


   Продолжение статьи доступно только подписчикам!

 

* Всего 0,90 € — за неделю доступа ко всем материалам и архивам сайта. Просим учитывать, что в интернет-версии появляются не все материалы, опубликованные в печатном журнале.
Все подписчики бумажной версии журнала получают доступ ко всем материалам автоматически. Если, по какой-то причине, у вас нет доступа к сайту, обратитесь по email: subscribe@5respublika.com, указав свое имя и фамилию.

 

 

 

 
← Подпишитесь на нас и не пропускайте ни одного материала
Может быть интересно
Комментарии
Загрузка...

На сайте используются файлы cookies. Вы можете знакомиться с Политикой Конфиденциальности и понять, зачем нужны файлы сookies и как прекратить сбор данных OK Подробности