Алэн Кривая Борода, первый герцог Бретани

Как стать правителем, если королевства уже нет, но очень хочется? Все просто: переименовываем сильно уменьшившееся королевство в герцогство и становимся первым герцогом Бретани. Ловкий ход? А то! Но – обо всем по порядку.

В далеком 900-910 году – точная дата неизвестна – у графа Поэра, зятя последнего бретонского короля Алэна Великого, родился сын, которого ожидаемо тоже назвали Алэном. В Бретани то время было не самое спокойное. Постоянные набеги норманнов, которые были не самыми милыми людьми на свете, вынудили графа бежать с сыном в Англию к королю Уэссекса Эдварду I Старшему. Алэн рос при дворе вместе с будущим наследником династии Каролингов Людовиком IV Заморским, которому тоже не повезло жить в изгнании со своей матерью, дочерью короля Эдварда.

Согласно Нантским хроникам, сын Эдварда, Этельстан, король Англии, стал крестным отцом Алэна. То ли в возрасте, когда борода еще не очень-то растет, то ли уже позже, когда она начала расти, но как-то неторопливо и не особо густо, молодой человек получил прозвище Кривая Борода. Так его в Хрониках и записали Alain Barbetorte, или Алэн Кривая Борода. Точнее – Неправильная какая-то Борода, если не сказать совсем нецензурно. Но в русскоязычную историю он вошел именно как Кривобородый.

Мальчик вырос в могучего мужчину, который на кабанов и медведей ходил даже не с мечом, а с палкой. Видимо, палкой он просто указывал диким животным под каким деревом они должны уложиться в штабеля, что они послушно и выполняли. Между делом, он успел первый раз обзавестись потомством от наложницы, и дети от этого союза, понятное дело, считались незаконнорожденными. Но в те далекие времена – это не считалось большим грехом и, как мы знаем по истории Гийома, он же – Вильгельм-Завоеватель, даже бастарды легко могли добиться высокого социального статуса.


Развлечения развлечениями, но не сидеть же вечно при дворе английского короля, если теоретически есть свои собственные земли и не малые. Бретонское королевство к тому времени, правда, уже уменьшилось, а норманнам стало мало просто грабежа и разбоя, они пытались обосноваться на землях Бретани основательно и надолго. Викинги разрушали аббатства и монастыри, стремясь занять места герцогов и графов.

Алэн Кривая Борода вернулся на родину в возрасте юном, около 927 года. Но силы были неравны, и первая попытка изгнать оккупантов окончилась провалом. Случилось это в 931 году, и Кривой Бороде пришлось снова бежать зализывать раны к крестному отцу в Англию.

Но через каких-то пять лет фортуна повернулась лицом к изгнанникам. Умер король Рауль, признавший норманнов и их завоевания в Бретани, и Людовик IV Заморский вернулся на трон Франкского королевства. А с ним и Алэн Кривая Борода – в Бретань. Но вернулся он не один, а с армией соотечественников, категорически настроенных вышибить завоевателей с бретонской земли.

Для начала Алэн по совету настоятеля аббатства Ландевенек наведался в монастырь Дол, располагавшийся, что логично, в Дол-де-Бретани. (Кстати, кафедральный собор Святого Самсона, оставшийся от монастыря, и сегодня можно посетить.) В монастыре как раз неожиданно удачным образом стоял гарнизон пирующих викингов, который Алэн сотоварищи и перебили. Ждать обиженных трезвых норманнов будущий герцог Бретани не стал, а наоборот – сделал резкий марш-бросок в сторону Сен-Бриё, где проделал тот же фокус с еще одним гарнизоном.

Викинги обиделись, но насторожились и даже немного испугались. Столь резкие победы врага не входили в их планы. А вот Алэн Кривая Борода настолько вдохновился быстрыми триумфами, что, почти не останавливаясь, освободил Бретань от всех чуждых элементов и стал первым герцогом Бретани, сделав своей столицей город Нант. Герцогом, а не королем – ибо к этому времени Бретонское королевство сильно «похудело», разделившись на герцогства и графства, и на столь громкое звание уже не тянуло.


Решающая битва с норманнами произошла 1 августа 939 года под Тран-ле-Форе (Trans-la-Forêt). Сегодня этот день — национальный праздник Бретани. Разумеется, наш бравый Первый Герцог Бретани Алэн II Кривая Борода победил всех нехороших викингов не в одиночку, а в союзе с графом Ренна Жуэлем Беренгером и графом Мэна Югом I (или Гуго I – как вам больше нравится).

Казалось бы, все пошло на лад. Кривая Борода присягнул на верность королю Западно-Франкского королевства Людовику IV Заморскому, с которым они коротали дни при дворе английского короля, и заручился его поддержкой. Имея такую мощную «охранную грамоту», Алэн начал восстановление Бретани в пределах не первоначальных границ, конечно, но своих скромных возможностей. Однако, в 944 году ввязался в конфликт с бывшим союзником – Жуэлем Беренгером. Пока герцог с графом выясняли отношения, вернулись викинги. Они вообще были парни упертые. И, опять двадцать пять – Алэну и Жуэлю пришлось мириться и отбивать свои владения от назойливых захватчиков.

Уставший от постоянных сражений герцог, решил-таки жениться. Чтобы все было, как нужно, а не «по любви», на Россиль де Блуа, сестре графа Тура, Тибо Обманщика, родоначальника могущественного дома Блуа. До смерти Алэна Кривой Бороды в 952 она успела произвести на свет лишь одного наследника – Дрого или Дрё, единственного законнорожденного отпрыска первого герцога Бретани. Прожил мальчик, к сожалению, недолго – около 7 или 8 лет. Версии, почему его жизнь оказалась настолько краткой, есть разные, но основная – это отравление ребенка герцогом Анжуйским, который был сюзереном графства Нант и давно хотел прибрать его к рукам. Но это уже совсем другая история.


Хотя один интересный момент мы упомянем. В Нантских хрониках описывается одна битва под стенами Парижа, в которой Алэн Кривая Борода одержал победу над войском германцев, но во франкских хрониках победу приписали герцогу Анжуйскому. Как видите, во все века историю записывали, как было удобно, а не как было на самом деле.

Ну и, напоследок, расскажем одну легенду, которую относят к разным героям, но все они – бретонцы, и один из них наш герцог. Прекрасная история гласит, что в один из неудачных дней Алэну пришлось бежать от норманнов, сломя голову и не разбирая дороги. Внезапно Кривая Борода со своим отрядом уткнулись в грязную широкую реку. Перед ними, напуганный внезапным шумом, выскочил горностай, но застыл на берегу, повернувшись к незваным гостям. Замутненный мозг нашего героя решил, что зверек предпочитает умереть, но не запачкать свою красивую шкурку (хотя нам кажется, что горностай просто раздумывал – погибнуть ли ему в воде, или рискнуть и остаться на берегу, если вдруг эти странные охотники совсем не по его душу). Будущий герцог немедленно сформулировал девиз «Лучше смерть, чем позор», развернул остатки войска и бросился обратно в бой. А на гербе Бретани появился стилизованный горностай, который потом перекочевал и на флаг. А в конце 14-го века и вовсе трансформировался, благодаря Жану IV завоевателю, очередному герцогу Бретани в «Орден Горностая».

Вообще-то, именно этот символ родного герцогства привезла во Францию Анна Бретонская. Горностая и девиз Potius mori quam foedāri (Лучше смерть, чем бесчестье), который на брейзе, бретонском языке, звучит, как «Kentoc’h mervel eget bezañ saotret».

Возможно, вы удивитесь еще больше, но именно эту фразу про смерть и бесчестье выбрал легендарный русский адвокат Федор Плевако, защищая девушку, выпрыгнувшую из окна гостиницы, чтобы сохранить свое достоинство. Вот таким неожиданным образом первый герцог Бретонский оказался вписанным в относительно недавнюю историю Государства Российского.

 
← Следите за нами в соцсетях
Может быть интересно
Комментарии
Загрузка...

На сайте используются файлы cookies. Вы можете знакомиться с Политикой Конфиденциальности и понять, зачем нужны файлы сookies и как прекратить сбор данных OK Подробности