Рубрика
Париж

Вампир с Монпарнаса

Sergent-Bertrand-vampire
Лето 1848 года в самом разгаре, но у парижан кровь стынет в жилах. Уже на протяжении нескольких месяцев по утрам на кладбище Монпарнаса полиция обнаруживает трупы молодых людей: девушек и мужчин, умерших недавно и вырытых из могил. И на каждом трупе – следы насилия. Полиция в замешательстве, судебно-медицинская экспертиза не приносит результатов…

Несмотря на то, что часть преступлений была совершена на кладбище Пэр-Лашез, преступника быстро окрестили вампиром с Монпарнаса. Кладбище для парижской аристократии на Монпарнасе появилось в 1824 году и поначалу называлось «Южным».
Преступник был неуловим, его действия отличались жестокостью, а почерк – изощренностью. Он не марал руки убийством, но вскрывал могилы, насиловал покойниц, вспарывал трупам живот, доставал внутренние органы и разбрасывал их по могиле.

Городские власти пребывали в панике, к делу привлекли патрульных, охранников и все полицейские подразделения города. Но в течение многих месяцев им не только не удалось идентифицировать преступника, но даже напасть на его след. И лишь в 1849 году, во время облавы, «вампир» был ранен, когда удирал от полиции, спотыкаясь в темноте о кладбищенские надгробия.
Его доставили в больницу, где официально и арестовали.

Оказалось, что мифический вампир — вполне живой парижанин из плоти и крови, по имени Франсуа Бертран. Сержант армии, 26-ти лет, он ни разу не был участником сомнительных предприятий и высоко ценился начальством. Очевидно, те не догадывались о его темной стороне его личности. А Бертран чуть ли не с рождения страдал психическими расстройствами. В раннем детстве у него обнаружились гомосексуальные наклонности, а позже и вовсе – тяга к зоофилии.

Трудно поверить, но преступника осудили всего на год… за вандализм. Некрофилия не входила в реестр уголовных преступлений 19 века, так как для признания вины необходимо было подтверждении жертвы. А жертвы Бертрана уже ничего подтвердить не могли. По словам самого преступника, на кладбище он совершал некий ритуал, спасавший его от нестерпимой мигрени. Могилы он раскапывал голыми руками, отчего они все были в волдырях и нарывах. Но маньяк не чувствовал боли, а только потребность в незамедлительном удовлетворении своих желаний.

Сам того не ожидая, вампир с Монпарнаса подал идею для развлечений высшему французскому обществу. Мистицизм во Франции тогда был на пике популярности. Вспомним хотя бы знаменитые балы баронессы Ротшильд.
Дама выбеливала лицо пудрой, становясь похожей на покойницу, распускала волосы и ложилась в гроб (никаких предрассудков и суеверий), а её кавалер читал заготовленные тексты, часто на латыни, как бы пробуждая покойницу ото сна. После того, как «мертвая» оживала, они предавались любовным утехам прямо в гробу в окружении свечей и соответствующих декораций.

Этой историей был вдохновлён и Ги де Мопассан. Сюжет событий лёг в основу его рассказа «Могила». Герой — практически двойник Бертрана. Правда, Мопассан был милосерден и приукрасил действительность, придав жестокому некрофилу черты романтика-безумца. В порыве безудержного горя герой Мопассана раскапывает могилу своей возлюбленной, чтобы проститься с ней навсегда.
Его, как и Бертрана, поймали и судили. Но, услышав исповедь пылкого юноши, присяжные в итоге признали его невиновным.

А психиатр Юджин Ревич использовал Бертрана, как объект исследования. Специалист по агрессивному сексуальному поведению, он описал подробности истории вампира с Монпарнаса в своей книге «Убийство на сексуальной почве и сексуальная агрессия: феномен, психопатология, психодинамика и прогноз».

← В нажатии кнопки «Нравится» - никаких побочных эффектов, но много интересного
Anounce Appstore Selz-pdf Selz-paper Abbonement