Рубрика
Париж

Самый чувственный дом Парижа

Зданий авторства Жюля Лавирота в Париже немало. Он – один из ярчайших представителей ар-нуво, оставил после себя довольно объемное наследие (даже без учета тех домов, что были снесены по непонятным причинам в середине прошлого века, когда парижский мэр стремился к конструктивизму в ущерб красоте). Но лишь один из них, Immeuble Lavirotte, называют «триумфом плоти в архитектуре».

Странно, но всю жизнь Лавирот вкладывал свое вдохновение и фантазию не в частные особняки и виллы, а в обычные доходные дома. Казалось бы – зачем напрягаться, стараясь украсить жизнь людей, которые вряд ли по достоинству оценят и станут об этом заботиться, как о своем родном? Но не такой был человек Жюль Лавирот. Он действительно полагал, что лишь красота, причем, желательно, «сказочная», сможет сделать людей, живущих в ней, красивее.

lavirotte002

И, пожалуй, самым необычным памятником торжества плоти, заключенной в камень, является жилой (конечно же, в прошлом, доходный) дом по 29 авеню Рапп (29 Avenue Rapp), построенный в 1901 году. Если не рассматривать довольно простую внутреннюю планировку, то фасад этого здания, наверное, самый пластичный, удивительный и романтичный из всех образчиков архитектуры ар-нуво. Нет, конечно же, Лавирот не делал все своими собственными руками (или, как говорят французы, avec son bite et son couteau). Для воплощения в реальность собственных эскизов он позвал известного керамиста Александра Бижо и скульптора Жана-Батиста Ларриве. Альянс трех даровитых творцов оказался настолько удачным, что известный сюрреалист Сальвадор Дали, впервые увидев это здание, назвал его не иначе как «продолжающимся эротическим экстазом». А Дали, в отличие от многих, знал, что говорил.

lavirotte004

Посмотрите повнимательнее не на дом целиком, а на детали, его украшающие. Мало кто замечает, но дверь центрального подъезда – удивительный и, надо сказать, крайне детализированный фаллический символ. Да, да, смотрите внимательнее – вот ствол, вот головка, вот венчик. И над всем этим парит на портике изящная женская голова. Считается, что это бюст жены Жюля Лавирота.

lavirotte003

Однако, некоторые исследователи полагают, что девичья голова появилась на фасаде исключительно усилиями тогдашней подружки молодого скульптора Ларриве. Зато, чтобы избежать разночтений, все остальные детали центрального входа в здание, буквально кричат о сексе. Здесь и замершие в посткоитальном экстазе Адам и Ева. Она – явно флиртующая, он – определенно раскаивающийся.

lavirotte005

Фаллические символы многократно повторяются и в керамических барельефах, хотя многие искусствоведы всерьез полагают, что это ни разу не мужские лингамы, а вполне себе женские йони, олицетворение не производящей силы, а места отдохновения (а для чего еще служит жилище?). Впрочем, в этом есть резон, на балюстраде балкона – бычьи головы: алеф – олицетворение границы миров, разделяющей мирское и небесное, и, несмотря на кажущуюся мужественность, очень женский, чувственный символ. И даже маленькая саламандра на двери, оглядывающаяся на свой хвост – явное указание на никогда не заканчивающуюся, в отличие от мужской, женскую страсть. А вот многократно повторяющиеся мотивы скарабеев, определенно указывают на мужскую, созидательную силу.

lavirotte006

Но что говорить? Поезжайте и сами посмотрите. Даже, если вы ни разу не согласны с нашей статьей, и полагаете, что искусствоведы ищут смысл там, где его не было и нет, можем поспорить, вы обязательно увидите в этом здании, расположенном в тихом и сонном 7-м округе, самую настоящую, замершую в камне, эротику.

 

Опубликовано в журнале «5Республика» №10 — приобрести номер

← В нажатии кнопки «Нравится» - никаких побочных эффектов, но много интересного