Рубрика
Направление

Ля Рошель, красивая и мятежная

Ля Рошель, наполненная тайнами тамплиеров, бунтарская, пропитанная солью и морскими приключениями, вот уже более тысячи лет остается важнейшим портом на континенте. Ля Рошель помнит, как Жан де Бетанкур начал свое плавание к неизведанным тогда Канарским островам; знает поражения и взлеты судовладельцев, например, Александра Офреди, чьи корабли прибыли назад с трюмами, полными золота, в тот момент, когда он отчаялся их вернуть из путешествия к Африканским берегам. Ла Рошель провожала первооткрывателей морских путей, корсаров, первых колонистов, отплывавших в Луизиану и Вест-Индию. Здесь, в Старом Порту города романтиков и авантюристов, пришвартовано судно «Калипсо», бороздившее морские просторы под командованием Жака-Ива Кусто.

Чтобы понять Ля Рошель, необходимо заглянуть в ее прошлое, так тесно переплетенное с настоящим. На скалистом мысе Бискайского залива, посреди соляных болот Аквитании, в X векe возникла рыбацкая деревушка «Маленькая скала», Rupella. И, благодаря своему географическому положению, буквально в считанные десятилетия превратилась в самый стратегически важный порт Eвропы La Rochelle, находившийся во власти английской короны, которая принадлежала тогда французским династиям – Нормандской, а затем Анжуйской. Деревушка располагалась в гавани, защищенной от сильных ветров, бурь и ураганов совеобразным барьером из трех островов с природными источниками пресной воды – Ре (Ré), Олерон (Oléron) и Экс (Aix).

С конца XI века городком стали править герцоги Аквитанские – большие поклонники искусства и демократических веяний. Герцог Гийом X, построивший здесь первые укрепления, даровал городу налоговые льготы, что помогло порту стать крупнейшим на Атлантическом побережье. Второй брак его дочери Алиенор с графом Анжуйским, будущим Генрихом II, королем Англии, открыл для Ля Рошель торговые отношения с Англией и Северной Европой. Аквитанские вина стали входить в моду во многих странах. От Генриха II город получил очередные налоговые льготы в награду за верность королю во время мятежа его сыновей, а так же вторую линию укреплений с замком Воклер (Vauclair), к сожалению, разрушенном в середине Cтолетней войны, во время которой город, как боевой вымпел переходил то в руки англичан, то французов: в 1356 году его отдал вместе с другими землями, как выкуп за свое освобождение из плена, король Иоанн II Добрый. Англичане, получившие город, вынудили лярошельцев принять новую власть. Горожанам ничего не оставалось, как согласиться: «На словах мы – англичане, но сердцем – французы».

Сын Иоанна II Доброго, Карл V Мудрый осадил Ля Рошель в 1372 и отвоевал город для Франции уже навсегда, не только сохранив все его привилегии, но и, в благодарность за лояльность французской короне, добавив к ним право передачи по наследству дворянских титулов. По приказу короля из камней разрушенного символа английской власти, замка Воклер, построили башню Мюрей (Moureiles) – хранилище архивов, и стену Габю (Gabut), именем которой назван один из самых оживленных и шумных современных кварталов города. Знаменитые 36-метровая башня Святого Николая (la Tour St-Nicolas) и приземистая Цепная башня (la Tour de la Chaine), с массивной цепью для преграждения входа в узкий форватер, охраняют западную и восточную стороны Старого Порта с XIV века. Франсуа Рабле упоминает эту башенную цепь как единственное средство, способное сдержать силача Гаргантюа в колыбели.

Ля Рошель довольно долго сохраняла свое особое положение. Говорят, что эти свободы и вольности в некоторой степени послужили распространению новой, протестантской, религии среди жителей города, что, в свою очередь, привело к конфликту с королем – католиком Карлом IX, который лишил город права самоуправления, получив в ответ бунт с изгнанием католических священников и показательной казнью тринадцати из них: бедолаги были сброшены в море со сторожевой башни-маяка Лантерн (la Tour de la Lanterne), самой высокой из портовых башен, служившей тюрьмой.

Карл IX после нескольких неудачных попыток истребить упрямых гугенотов в самопровозглашенной кальвинисткой республике, состоящей из Ля Рошель и острова Ре, в конце концов, в 1570 году, подписал с адмиралом Гаспаром де Колиньи договор о предоставлении протестантам четырех территорий.

После Варфоломеевской ночи, устроенной Катериной Медичи по сговору с молодыми герцогами де Гизами, немногочисленные протестанты, которым удалось избежать жестокой смерти от рук католиков, искали укрытия именно в Ля Рошель. Карл IX дважды отдавал приказ осадить город, но каждый раз получал достойный отпор, и вынужден был подписать новый мирный договор в 1573.

Генрих IV, первый из династии Бурбонов на французском троне, известный тем, что ради короны из гугенота стал католиком («Париж стоит мессы»), дал разрешение на возведение новых укреплений вокруг ла Рошель и подписал Нантский Эдикт, предусматривающий межконфессиональный мир во Франции.

Город благоденствовал как оплот протестантов до 1620 года, пока новый король Франции Людовик XIII не начал политику уничтожения привилегий кальвинистов, приведшую к одной из самых трагических страниц в истории Франции. Жители города, во главе со своим героическим мэром Жаном Гитоном, стойко оборонялись от атак королевских военных отрядов и флота в течение нескольких лет. Пока по приказу кардинала Ришелье вокруг города не насыпали 12-километровую дамбу, отрезавшую всякое сообщение с внешним миром. Почти год лярошельцы, умирая от голода и вспышек разного рода эпидемий, выдерживали осаду. Мэр, поклявшийся удержать свой город, все-таки сдал его, когда из 28 000 лярошельцев в живых осталось лишь пять тысяч.

По иронии судьбы, через десять дней после капитуляции, в конце октября 1628 года, плотина Ришелье была разрушена в нескольких местах налетевшим ураганом. А в конце декабря, Людовик XIII торжественно въехал в Париж, «словно одержал победу над врагом, а не над соотечественниками», писал А. Дюма в бессмертных «Трех мушкетерах».
Протестанты уплыли к берегам Америки и создали там свой Нью Рошель. Много позже, они прислали средства на постройку памятника славному герою Жану Гитону, который теперь украшает площадь перед зданием Мэрии. А в самой Мэрии, здании XV века, построенном в готическом стиле, стоит стол с сохранившейся на нем отметиной от ножа, вонзенного мэром в момент его клятвы удержать город. Здесь же герб Ля Рошели – трехмачтовый парусник и три лилии, и скульптуры, изображающие четыре основные добродетели – Справедливость, Благоразумие, Храбрость и Мудрость, на фронтальной колоннаде.

Фото: Мария Кристковьяк

Прогулку по мощеным улочкам c барочными особняками и средневековыми фахверковыми домами можно начать от старинных готических ворот Грос Орлож (Grosse Horloge), или от Старого порта с его башнями, из которых три сохранились полностью и служат музеями, а от четвертой, постройки XIII века, осталась лишь колокольня Святого Варфоломея. В самом центре города – улица Тамплиеров, память о нестрашащихся смерти защитниках Xрама Господня. Когда-то здесь сходились «семь дорог тамплиеров». Историки до сих пор гадают, почему львиная доля кораблей храмовников выходила в Aтлантику из Ля Рошель, так далеко расположенного от Ла Манша – кратчайшего пути в Англию и Шотландию, с которыми у Ордена было много связей.

По уставу бедные рыцари не имели права на частную собственность, но накапливали имущество для ордена, в чем весьма преуспели – кроме собственного флота, у храмовников была даже собственная валюта, отлитая из серебра – металла, не распространенного в то время в Европе. Есть версия, что серебро для своих монет тамплиеры привозили из Америки, куда и отправляли корабли из Ля Рошель, открыв ее на пару веков раньше Колумба. Другое косвенное доказательство тому – показания одного из арестованных в черную пятницу 13 октября 1307 рыцарей, согласно которым, обозы с драгоценностями тамплиеров выехали из Парижа, чтобы доставить груз на корабли, ждущие в Ля Рошель. Все корабли из порта вышли, но большая их часть исчезла, не доплыв ни до Португалии, ни до Англии. Историки допускают, что тамплиеры могли укрыться на никому тогда не известном континенте.

Фото Christian Beaudin

В черте города не позагораешь и не искупаешься, зато на острове Ре, вы найдете отличные песчаные пляжи. Добраться до них можно по мосту, ведущему прямо из порта Ля Рошель. Теперь болота высушены, а в старину там паслись ослики и другие домашние животные, одетые в комбинезоны, защищающие от комаров и мошкары. Одна из десятка симпатичных старинных деревушек острова, Сан-Мартан, известна, кроме прочего, еще тем, что ее крепость использовали для съемок нескольких кадров фильма про Анжелику.

Немного дальше, в 20 км от города, пляжи с видом на знаменитый Форт Боярд, задуманный Людовиком XIII, но построенный только при Наполеоне Бонапарте, так и не послуживший военным целям, потому что за те 60 лет, что понадобилось на его сооружение, успели изобрести дальнобойные пушки. Некоторое время в форте располагалась тюрьма, а в XX веке он стал находкой для киношников.

← В нажатии кнопки «Нравится» - никаких побочных эффектов, но много интересного
Anounce Appstore Selz-pdf Selz-paper Abbonement