Рубрика
Культура

Трудности перевода

learning
Если вас когда-то постигало разочарование от того, что потратив массу времени и усилий на изучение языка, в среде носителей вы почувствовали себя так, будто никогда и не начинали, то знайте, что вы не одиноки – через это проходят практически все.

Одна моя подруга старательно учила французский в школе, была победительницей олимпиад и, разумеется, мечтала побывать в Париже. И вот, когда ее мечта, наконец, сбылась, она, уверенная в том, что заговорит не хуже местных, практически ничего не могла понять. Спустя пару лет я услышала похожую историю уже от выпускницы французского отделения филфака престижного вуза, обладательницы красного диплома и большого будущего, по словам ее преподавателей – заслуженных профессоров, учивших еще членов партии. Эта моя знакомая приехала учиться в парижском вузе и первые дни совершенно не понимала светскую болтовню одногруппников, так, будто не ей был выдан диплом переводчика французского.

Значит ли это, что моих подруг плохо учили? Ни в коем случае, иначе не читать бы им Гюго в оригинале. Но, возможно, это очередное подтверждение широко известного факта – классического хрестоматийного изучения языка в его литературной норме недостаточно для полного понимания и свободы выражения в повседневной жизни.

У разговорного французского есть четыре степени тяжести, которые безжалостно обрушиваются на интегрирующегося из последних сил иностранца.

 

Первая степень тяжестисокращения. Они интуитивно понятны и вызывают у иностранцев меньше всего проблем.

Зачем они это делают? Загадка. Французы либо вечно торопятся (впрочем, не знаю, как много времени может сэкономить произношение ciné вместо cinema и resto вместо restaurant), либо просто ленятся. И вот, неизбежно и вы привыкнете бросать вальяжное sympa, вместо sympathique, а знакомая Véronique превратится просто в Véro.

Вторая степень тяжестиарго. Считайте, что это просто новая лексика, которую достаточно дополнительно выучить.

Зачем они это делают? Разумеется, ни для кого не секрет, что арго существует в любом языке и изначально возник как способ вербального общения определенной социальной группы, целью использования которого было скрыть информацию от третьего непосвященного лица. Так, всем известен воровской жаргон, который, кстати, вдохновил немалое количество писателей – достаточно вспомнить хотя бы знаменитые «Парижские тайны» Эжена Сю, добрую треть которых утонченный дворянин написал на арго, стремясь достоверно изобразить своих персонажей!
Сегодня французское арго преимущественно является языком молодежи, поэтому вам придется привыкнуть к тому, что вместо возвышенного «mon ami» вы будете слышать «mon pote», девушку назовут фамильярным «nana», деньги будут зваться «balles», а в промозглую французскую зиму очень кстати придется знаменитое выражение ça caille !
*Совет: арго все равно остается определенным стилем общения. Поэтому если и использовать эти выражения, то лучше в разговоре с теми, кто сам их употребляет. Так, даже если поначалу вы испытываете безумную неконтролируемую радость от того, что, выучив определенные выражения, стали понимать все французские фильмы без перевода (даже «Les Intouchables»!), лучше не блистать этими знаниями на официальной встрече или при знакомстве с родителями своей половины.

 

Третья степень тяжести – «съедание» частицы ne. Заучить невозможно, нужно очень внимательно вслушиваться в контекст.

Зачем они это делают? Французы любят быть во всем непохожими на других. Нельзя не согласиться, система составного отрицания ne…pas – достаточно громоздкая для разговорной речи. Но вместо того, чтобы оставить классическое ne перед глаголом, похожее на отрицания, существующие в других языках (не, not и т.д) и избавиться от странного pas, они решили сделать ровно наоборот. Поэтому француз скажет jveux pas вместо je ne veux pas, jsais pas (которое в потоке речи вообще звучит как шепа) вместо je ne sais pas и так далее. Поэтому, чтобы правильно понять смысл сказанного, придется очень внимательно слушать собеседника и не пропустить заветную частицу pas, иначе недопонимания не избежать!

 

Четвертая степень тяжести – verlan. К сожалению, к Полю Верлену этот вид языкового извращения не имеет никакого отношения. Легкого пути нет. Придется просто запоминать.

Зачем они это делают? В нашей субъективной классификации ему присвоена самая высокая степень тяжести, потому что, несмотря на кажущееся простым объяснение, успеть решить эту шараду в потоке речи просто невозможно. Помните, в детстве с друзьями, братьями и сестрами мы придумывали «секретный» язык? Как правило, он заключался либо в добавлении лишних слогов в слово, либо в прочитывании его наоборот. Наши друзья-французы так и не вышли из детского возраста и перенесли секретный язык в свою взрослую повседневность. Поэтому у вас спросят, едете ли вы на tromé, и почему это ты сегодня vénère , meuf ? Понять, что tromé – это métro, vénère – énervé, meuf – femme, на мой взгляд, физически невозможно. Придется усваивать с фильмами и живым общением с задорными современными французами, которым их язык показался недостаточно сложным, так что они решили еще немножко его усовершенствовать.

 

← В нажатии кнопки «Нравится» - никаких побочных эффектов, но много интересного
Anounce Appstore Selz-pdf Selz-paper Abbonement