Рубрика
Культура

Экспаты. Саша Бурдо: моей ностальгии хватило на два дня

Саша Бурдо — самое настоящее альтер-это режиссера Мишеля Гондри, появляющийся почти во всех его фильмах, переехал во Францию по необходимости, вслед за своей женой-француженкой. И, кажется, если и жалеет о чем-то, то точно не о том, что иммигрировал…

Я родился в Орле, прекрасном старинном русском городе, воды чьей реки «вспоили» Тургенева и Бунина, а учился в Ярославском Театральном Институте, где и познакомился с француженкой, приехавшей в Россию на стажировку. Она практически не говорила по-русски, а я ни слова не знал по-французски. Поэтому некоторое время мы общались жестами, что, в общем, не помешало нам влюбиться и пожениться. К тому моменту я уже перебрался в Москву, где работал с Александром Миттой на фильме «Затерянный в Сибири». Но моя супруга не вынесла тягот советской жизни и уехала во Францию, предложив мне выбор – остаться на родине или последовать за ней. Было это в 90-м году, в самое худшее время отсутствия всего на свете, включая туалетную бумагу. Так что в Париж я, можно сказать, приехал за своей любовью. И сразу пришел в восторг от этой страны. Конечно, ментальный шок у меня был. Потому что люди французские очень сильно отличаются от людей советских. Именно советских, а не русских. Для меня Россия – это то, что было до 1917-го года. Все что после – это Советский Союз.

Язык пришлось учить на месте. Ведь единственное, что я знал это «bonjour» и «je ne mange pas six jour», кажется, как и все русские. Так что свою французскую карьеру начинал я, играя на гитаре на Монмартре. А потом поступил в школу Марселя Марсо, к самому мэтру, который на протяжении двух лет был моим учителем. В той же школе я познакомился и со Славой Полуниным. В те дни в школе снимали и документальный фильм о Марсо, в который я тоже неожиданно попал.

Я уехал из России и ровно через два дня забыл, что такое Советский Союз. Многие говорят: ностальгия, березки, но знаете, что я вам скажу? Единственное по чему я скучаю – это мамин борщ, фаршированная рыбка и винегрет, потому что мы его каждый Новый Год делали всей семьей. Вот по этому у меня действительно ностальгия. Может, когда мне будет лет под сто, я затоскую еще о чем-нибудь. Но пока нет. Да и это – лишь воспоминания. А вообще я большой любитель французской кухни. Даже в ресторан я предпочитаю приходить один, чтобы никто не мешал мне есть и не отвлекал разговорами. Могу час сидеть над тарелкой, наслаждаясь всеми вкусовыми нюансами блюда. Никогда, даже будучи очень голодным, я не пойду быстро перекусить, я приду только хорошо поесть. Все материальное, что нас окружает, когда-нибудь исчезнет. И знаете, что на самом деле останется у человека? Лежа на смертном одре, он будет вспоминать не какие-то жизненные перипетии, а вкус и запах любимых блюд…

Этот материал публикуется с сильными сокращениями!
Полную версию статьи (и еще много интересного), вы можете найти
в журнале «5Республика» №11 — приобрести или скачать номер

← В нажатии кнопки «Нравится» - никаких побочных эффектов, но много интересного