Рубрика
Культура

Французский за пятнадцать минут

parasol+lady
Выдержка-перевод из книги Терри Дарлингтона «Narrow dog to Сarcassone»

Единственный способ научиться говорить по-французски – это поехать туда, где на нем говорят. Ну, или упереться рогом, отказаться от еды и секса и учить, учить, учить.
Но можно это сделать и за день, благодаря одному простому правилу и шестнадцати фразам. Правило это заключается в том, что французский, в отличие от всех остальных европейских языков – интонационный, и интонацию на последнем слоге принято повышать, а не гасить. Возьмите хотя бы слово «пуловер». Как произносим его мы? Начинаем высоко, а заканчиваем вниз. Французы же – равно наоборот: пул-о-ВЕР. Не бойтесь при этом жестикулировать – это поможет почувствовать новый языковый ритм.
Теперь о фразах, вокруг которых можно сплести канву любого разговора.

ça alors! – “Вот еще!» Но гораздо эмоциональнее. Скорее, произнеси вы эту фразу на другом языке она звучала бы, как «Вот еще! Чего выдумали!»

C’est déjà quelque chose – «Это уже кое-что». Но если мы произносим эту фразу с некоторым скепсисом, то французы вкладывают в нее довольно много оптимизма. Употребляйте ее почаще – вреда не будет.

C’est magnifique, mais ce n’est pas la guerre – «Это прекрасно, но это не война». Подожмите губы, прищурьтесь, внимательно посмотрите на заинтересовавший вас объект, потом покачайте головой и скажите C’est magnifique, mais ce n’est pas… здесь можно подставить любой объект по вашему желанию, например «Эйфелева башня» или «Джонни Халлидей»

C’est possible – «Это возможно» (И я для тебя это сделаю). Мы же чаще употребляем эту фразу в контексте «Это возможно» (Но какого хрена я для тебя это буду делать?)

Chinoiserie – «Что-то китайское», читай – «Возня». Замечательно употребимо в разговоре, касающимся, например, французской бюрократии. Стоя в очереди в очередное социальное учреждение можно произнести «Porquoi cette chinoiserie?». Но помните – государственные службы во Франции сильны и беспрекословно верят в свою миссию нести доброе и вечное.

Comme MacArthur, je reviendrai – «Как МакАртур, я вернусь». Если вам неизвестна история генерала Дугласа МакАртура и ситуация при которой было произнесено «я вернусь», то вот вам краткий экскурс в историю: во время освобождения Филиппин в 1944 году, МакАртуру пришлось, подчиняясь приказу Рузвельта, покинуть 12 000 своих солдат и обречь их на смерть. Собственно, тогда он это и сказал. Можете смело употреблять эту фразу, когда очередной работник префектуры вежливо отфутболит вас в другое ведомство. Единственное, что нужно учесть, французы произносят фамилию генерала, как «Макатур» с ударением на последнем слоге, и если с произношением у вас не очень, то вам грозит остаться непонятым.

Espèce de… – «Вроде как», «Типа», но служит большей частью для образования ругательств. Кроме того, это словосочетание дает вам время придумать, как бы похуже назвать оппонента от почти необидного «espèce d’idiot” до более грубого «espèce d’imbécile”.

Il exagère – “Ну это уже слишком!» Говорите это каждый раз, когда считаете, что кто-то ведет себя, как последний урод или ситуация кажется вам из ряда вон выходящей. Для убедительности можно угрожающе выпучить глаза.

Impeccable – ближайший аналог к слову «первоклассный». Просто скажите « Impeccable, impeccable», умолкните на пять секунд и улыбнитесь. К чему бы не относились ваши слова – к номеру отеля, сервису, вину в ресторане – с этого момента мир принадлежит вам, включая человека, к которому они были обращены.

Je vous en prie – «Я вас прошу», то есть, конечно «Я к вашим услугам», это наиболее близкий аналог, хоть и не такой вежливый. Говорится вместо «Пожалуйста» или «Не за что».

Merci – «Спасибо». Говорится всегда и везде. Но может означать и «Нет, отвали».

Messieurs ‘dames – «Дамы и господа». Употребляется обычно, входя в комнату с большим количеством незнакомого тебе народа. И уходя тоже. Желательно немного склонить голову для убедительности. Этот своего рода политесс соблюдается везде, но довольно сложно употребим в огромном заполненном людьми супермаркете. Хотя попробовать можно.

Où sont les neiges d’antan ? – «Где былой снег?». Во-первых, это красиво. Во-вторых, это строчка из баллады Франсуа Вийона. В отличие от остальных европейцев, французы свою поэзию знают и любят. И уж если вы сможете что-то из нее (поэзии) процитировать на языке оригинала, то к вам мгновенно начнут относиться с уважением, окажут радушный прием, а в некоторых случаях даже разрешат переспать с их дочерью.

Quand vous serez bien vieille, au soir, à la chandelle – «Когда вы состаритесь, вечером при свечах». Еще одна красивая строка из французской поэзии. Не знаю, скажет ли вам что-нибудь имя поэта Ронсара, но когда я в 1975 году зашел со своими английскими друзьями в мой любимый парижский бар, которым управляет прекрасная Моник, Мик Пауэл, лучший наш бегун, сказал эту фразу Моник, после чего она попросила его в комнату за баром и сделала ему там сногсшибательный сюрприз. Ну, вы поняли. Поэзия работает на сто процентов и почти во всех ситуациях.

Un petit vin de la région – «Местное вино». Однажды я, чтобы впечатлить своим знанием языка одну красавицу-официантку, произнес эту фразу. Mais monsieur – удивленно ответила она. – Nous sommes à Calais, il n’y a pas de vin de la région. Так что отметьте для себя, что в регионе Кале вина не делают. Это суровый Север. Виноград там не растет.

Vous n’avez pas de…? – «У вас нет…?» Vous n’avez pas de moules frites? Vous n’avez pas de carte postale de Johnny Hallyday? Скажите это, и даже самый ленивый француз оторвет свою задницу от стула – Mais si, monsieur! – и помчится на кухню или за открыткой. Потому что во Франции не может чего-то не быть. Ну, кроме вина в Кале, разумеется.

 

Опубликовано в номере Сентябрь-Октябрь 2015

 

← В нажатии кнопки «Нравится» - никаких побочных эффектов, но много интересного
Anounce Appstore Selz-pdf Selz-paper Abbonement