Рубрика
Культура

Девушка с тарелки

fornasetti-anne-hattaway_c8ym3p
Вы, конечно, не раз видели это лицо, растиражированное миллионами экземпляров усилиями декоратора Пьетро Форназетти. Но знаете ли вы, что у этого лица есть реальная обладательница с невероятной историей? И мы сейчас вовсе не об Энн Хэтуэй — она на заходной фотографии исключительно ради красоты момента.

Девушку с тарелки зовут Лина Кавальери. Она появилась на свет в 1874 в небольшом итальянском городке, но ее жизнь тесно связана не только с Францией, но и с Россией. Ведь не попади она однажды в Город Света, о ней, бедной сироте, никогда никогда бы и не узнал. Оставшись без семьи и будучи определенной в католический приют, девица спустя несколько лет рванула в Париж и совершенно неожиданным образом оказалась на сцене Фоли-Бержер. Не обладая особыми певческими талантами, она определенно имела самое важное — невероятно привлекательную внешность. Настолько изысканную, что на «так себе голосок» уже никто просто не обращал внимания. Тут бы впору вспомнить старый советский анекдот: «Не надо петь. Ты просто туда ходи, сюда ходи, а мы смотреть будем, хлопать будем». Вот как-то так все и было на самом деле.

Лину Кавальери признали «самой красивой женщиной мира» и королевой Belle Époque – оба эти титула до сих пор принадлежат лишь ей. Неудивительно, что за свою жизнь она получила более 840 предложений руки и сердца, одно, например, от Бенито Муссолини – а ведь ей на тот момент было уже за шестьдесят. Но это лирической отступление. А мы начнем сначала.

Всего год спустя после столь блистательного начала карьеры в Париже, Кавальери получила приглашение выступать в России. И стоило ей ступить на заснеженную питерскую землю, как она сразила наповал не кого-нибудь, а сразу князя, принадлежавшего к одной из богатейших семей страны – Александра Барятинского. От него же родила сына. Но женой так и не стала. Позволение на такой явный мезальянс не дал сам Николай Второй. Что, впрочем, не мешало Барятинскому заваливать возлюбленную дорогими подарками (одних украшений было куплено на миллион тогдашних рублей), заказывать ее портреты у самых значимых художников Франции и Италии, и даже платить за ее уроки вокала у лучших бельканто Петербурга.

Чуть поднаторев в оперном искусстве, и потеряв надежду стать русской княгиней, Лина вернулась в Париж, где уверенно заняла место на сцене Гран-Опера и даже пела с Карузо в «Федоре». Благодаря Карузо она и отправилась в Нью-Йорк, чтобы выступать в Метрополитен-опера. Не то, чтобы ее вокальные данные сильно улучшились. Критики поливали ее и руководство театра потоками грязи. Но не могли не признать, что Лина является… вслушайтесь… «персонификацией Венеры на земле». А за это немало платили. Каждое выступление Кавальери на сцене Метрополитен оценивалось в 1000$ (это при средней зарплате в 30$ в неделю).

Тогда же она вышла замуж за художника Роберта Уинтропа Чанлера из семьи Астор. Девушка всегда умела выбирать правильно. Правда, семья молодого пришла в такой ужас, что брак продлился всего-то восемь дней. Неизвестно, повлиял ли развод на решение руководства Метрополитен, или на это повлияли связи семьи Астор, но Кавальери мгновенно уволили из театра. Правда, в качестве «отступных» она получила от Асторов $80 000.

Не слишком унывая по поводу нереализовавшегося долгого и счастливого брака, Лина вернулась в Парижскую оперу, подписала многотысячный контракт с компанией «Палмолив», чьим рекламным лицом стала на пять лет и выскочила замуж за «серебряного» тенора Люсьена Мураторе. Надо сказать, это был долгий брак – целых 12 лет, на протяжении которых супруг лоббировал интересы жены – при его непосредственном участии Лина снялась в семи фильмах. Немых, разумеется. Так что блистать внешностью получалось, а смущать последующие поколения посредственным вокалом – нет.

Время, как это было принято говорить, было над ней не властно. Так что в 53 года она вышла замуж за Джузеппе Кампари (да, наследника семьи, выпускающей самый популярный в мире аперитив), который был на 18 лет младше нее. Но при чем тут возраст, если красота Лины не то, что не увяла, а даже не «подпортилась» с годами?

Неизвестно, сколько бы сердец еще разбила эта зрелая уже дама, но по несчастливому стечению обстоятельств, она погибла во время бомбардировки Флоренции силами союзников в 1944 году.

Так бы и позабыли самую красивую женщину на свете, если бы в 1952 году художник-декоратор Пьетро Форназетти не наткнулся на фотографию Лины во французском журнале 19 века, и не начал рисовать ее, как заведенный. По его личному признанию: «Это было настоящее сумасшествие, но я никак не мог остановиться». Так что более 500 изображений Лины в разных видах и формах – его заслуга. Спасибо.

В следующий раз, зайдя, скажем, в один из парижских бутиков L’Eclaireur и увидев знакомое лицо – купите уже какую-нибудь мелочь с Линой, о которой давно мечтали. Теперь вы знаете ее историю, и можете потом рассказывать ее друзьям, показывая новоприобретенную тарелку или чашку.

← В нажатии кнопки «Нравится» - никаких побочных эффектов, но много интересного
Anounce Appstore Selz-pdf Selz-paper Abbonement