Рубрика
Культура

Шансон: Квинтэссенция богемы

chanson-zahod
Знаете ли, «русский шансон» и «шансон» настоящий – это совершенно разные вещи. Какое между ними отличие? Ну… как бы вам поточнее… Вот: как между ливерной колбасой и фуа-гра, так понятно? А-а… еще не распробовали фуа-гра… Ну, хорошо, как между «Москвичом» и «Ситроеном», так лучше? Нет-нет, не путайте, «Ситроен», это не «Форд» и не БМВ… А, вот, придумал! Это, как между михаилом кругом и Шарлем Азнавуром

Ну, и как же возник этот стиль? Все очень просто, только нужно ненадолго углубиться в историю. Дело в том, что в конце XIX века в высшем свете Европы принимали лишь один вокальный жанр: итальянское бельканто. Все остальное считалось простонародным, вульгарным, а потому и совершенно недопустимым в приличном обществе.

Но случилось чудо научной революции. Медицина создала действенное лекарство от сифилиса, а промышленность наладила выпуск прекрасных презервативов, и вот тут революционные, простонародные, а главное – свободные – нравы Монмартра вдруг стали чертовски привлекательны. Вернее, привлекали-то они буржуа всегда, но теперь представители высшего света Парижа стали наезжать в район Пляс Пигаль значительно чаще.

Яркое, грубое, непривычно острое и пряное, как абсент, искусство этого богемного района Парижа стало стремительно обретать популярность. Художники-импрессионисты сделали богемную культуру Монмартра исключительно модной. И вот, вместе с изобразительным искусством, за его пределы стали проникать уличные танцы, стихи и… шансон! То есть, песня, в которой ничем не приукрашенными словами говорится о том, что сегодня волнует и слушателя, и автора – ведь стихи для нее обычно писал сам исполнитель. Кстати, первым русским шансонье был, конечно же, Александр Вертинский, во время Первой Мировой войны развивавший шансон в дешевых кабаках Москвы и Петербурга практически параллельно с французами.

Я не знаю, с кого конкретно начался этот жанр, но одним из первых шансонье считается Аристид Брюан, которого сегодня знают, в основном, по афише авторства Тулуз-Лотрека. А Брюана в юности неоднократно слышал Морис Шевалье, так и был перекинут мостик из конца XIX века, во вторую половину века ХХ, когда жанр шансона триумфально не только перескочил через границы, но и пересек Атлантический океан.

Этому, кстати, чрезвычайно способствовал тот факт, что на Тегеранской Конференции союзников в 1943 году для Сталина, Рузвельта и Черчилля пели Иза Кремер, Марлен Дитрих, Вадим Козин и Морис Шевалье. Шевалье-то после этого концерта ждала мировая слава, а вот Вадима Козина… Ну да ладно, не об этом я сегодня, а о том, что – да, да, далеко не всегда американский шоу-бизнес безоговорочно диктовал миру свои правила. Когда-то в Европе было собственное кино, музыка, прохладительные напитки… Да и виски приличные люди пили только посещая Ирландию и Шотландию.

А в 40-70-е годы по планете триумфально шествовали со своими песнями именно французы! Здесь я просто обязан упомянуть Жоржа Брассанса, Жюльетт Греко, Жака Бреля, Жоржа Мустаки, Далиду, Сержа Генсбура, из относительно молодых – Сальватора Адамо, Мишеля Сарду, Жюльена Клэра, Мирей Матье и Жо Дассена, но фокус внимания всего мира сосредоточили на себе, конечно же Эдит Пиаф, Ив Монтан и Шарль Азнавур.
О них я вам и расскажу.

chanson-Edith-Piaf

Эдит Пиаф

Эдит Пиаф будет первой не только потому, что настоящие мужчины всегда уступают даме место.
Драматургия судьбы и масштаб ее дарования позволяют именно Пиаф представлять музыку на групповом портрете ХХ века, разделяя эту честь с Луи Армстронгом и группой Beatles. И с этой «троицей» никто не спорит, хотя, конечно же, в нашем подсознании немалую роль играет расовый и гендерный факторы – четверка белых юнцов, пожилой негр (да-да, во времена Армстронга политкорректного «афроамериканец» и в помине не было!) и маленькая хромая француженка… Все они, кстати, были знакомы, а Луи даже пел с Эдит Пиаф дуэтом.

Но давайте для начала заглянем в ее юность. Прямого свидетельства о том, что в 30-е годы Эдит подрабатывала проституцией – нет. Однако, сам факт того, что она выросла в публичном доме, который содержала ее бабушка, дал множество поводов для сплетен. Впрочем, даже без учета этого пикантного факта, жизнь маленькой Эдит Гассьон назвать счастливой лично я бы не рискнул.

Мать родила ее от уличного акробата, помоталась с ним по городам и весям, но решила, что сочетать уличное комедиантство и заботу о ребенке – слишком сложно. Поэтому малышку кормили через раз, мыли – еще реже, а, чтобы она не хныкала и быстрее засыпала, давали не молоко, а стакан красного вина. В итоге, мать бросила ее едва ли не в грудничковом возрасте на руки бабуле. Да, да, той самой, хозяйке борделя. Бабуля, надо сказать, в восторге от этого не была. Зато в Доме Терпимости нашлись сердобольные женщины, которые практически выходили маленькую Эдит. Затем была детская слепота, нищета, рождение дочки от хозяина кафе, довольно скорая смерть ребенка от менингита… Хватит? Ну, вот и судьба поначалу решила так же.

Поющую на улице Эдит видит Луи Лепле, владелец кабаре «Жернис» на Елисейских Полях и приглашает выступать к себе. Именно он, кстати, и нашел ей псевдоним Пиаф – «воробушек». А через несколько месяцев на звукозаписывающей компании Polydor выходит ее первая запись – «L’Etranger», и практически сразу становится тем, что сейчас называют хитом. Все, вроде бы, наладилось, пришел ощутимый успех, но вскоре Лепле убивают прямо в его квартире, и досужая толпа с удовольствием подозревает в этом убийстве саму Эдит Пиаф. Почему? Да просто потому, что она числилась в завещании среди тех, кому Лепле оставил немного денег!

Следующим «Папа Ноэлем» раздающим подарки судьбы в жизни Пиаф становится поэт Раймон Ассо, написавший для нее главные песни, создавший ее стиль и добившийся выступления в кабаре АВС, самом популярном в Париже в 30-е годы. Именно после того концерта Пиаф впервые назвали Великой Французской певицей. Ну, а теперь судьбе пора бы унять свои фантазии, правда?

Ан, нет. Именно тут начинается война, Эдит Пиаф остается в оккупированном Париже и поет для немецких офицеров. После войны самые отмороженные «патр-р-р-риоты» даже пытались обвинить Эдит в коллаборационизме, но множество бойцов Сопротивления подтвердили, что свои связи с немцами Пиаф использовала для помощи военнопленным, и даже помогала им бежать на свободную территорию.
Ну что, матушка-судьба, ты уже успокоилась на этом?

Но и тут нет! В свои триумфальные послевоенные годы Пиаф завоевывает Америку, снимается в кино вместе с Жаном Маре, встречает настоящую любовь и начинает новую жизнь с боксером Марселем Серданом, но в 1949 году тот гибнет в авиакатастрофе над Азорскими островами.
В последующую пару лет Эдит выходит замуж за певца Жака Пилля, и сама дважды попадает в автомобильные аварии, следствием чего становится ее зависимость от морфия и громкий скандальный развод.

Ах, да, чуть не забыл – все эти годы Эдит Пиаф достаточно много энергии и эмоций тратит на помощь молодым шансонье. Под ее крылышком оперились Азнавур, Монтан, Константен, Мустаки. А под занавес, уже совсем немолодая Пиаф встречает 27-летнего поющего грека Тео Ламбукаса, выступавшего под сценическим псеводимом Тео Сарапо, и в душе ее снова вспыхивает бешеная любовь, увенчавшаяся браком. Жиголо? Альфонс? Ничего подобного. Всей Франции было трудно в это поверить, но, похоже, юный красавец Тео по-настоящему любил Эдит!

Но и тут судьба продолжает свои мрачные игры. Вскоре после свадьбы супруги узнают, что у Эдит рак печени. В марте 1963-го Эдит Пиаф дает свой последний концерт, а 11 октября покидает этот неласковый мир… Поразительно, что великий Жан Кокто, давнишний друг певицы, узнав об ее уходе, умер в тот же день!
Последний поворот судьбы случится уже после ее смерти. Весь мир оплакивал великую певицу, а на ее могиле, что в верхней части кладбища Пер-Лашез, значится совершенно другое имя: «Мадам Ламбукас» и ниже мелкими буквами «она же Эдит Пиаф». Муж, переживший ее всего на семь лет, похоронен рядом…

chanson-aznavour-charles

Шарль Азнавур

Ну, а Шарля Азнавура судьба баловала прямо с рождения. Начнем с того, что появился он на свет в самом, что ни на есть, Париже. И это несмотря на то, что родители Шахнура Азнавуряна – беженцы из двух Империй: мать из Османской, где в 1915 году произошел страшнейший геноцид армян, а отец – из Российской, где ему, повару тифлисского губернатора, пришедшие к власти в 1917 году большевики показали серьезную козу.

Везение сопровождало Шарля даже в мелочах: когда кризис заставил его родителей поменять квартиру, их новая обитель оказалась прямо напротив Театральной Школы, куда он и поступил в 1933-м году. Для войны Шарль еще слишком молод, и в 1941 году судьба сводит его с композитором Пьером Рошем, который соглашается быть «вторым номером» в дуэте. А чуть позже случается настоящая удача: его слышит Эдит Пиаф, и большое сердце великой певицы широко раскрывается перед талантливым юношей. Сразу после войны, в 1946 году, она берет дуэт Рош-Азнавур в турне по Франции, а затем и на гастроли в Америку.
Как же ему везет-то, этому маленькому армянину! Даже в двух подряд авариях, в которые он попадает вместе с Пиаф, серьезные травмы преследуют только ее, а Шарль, как говорится, «отделывается легким испугом».

В середине 50-х он уже «Шансонье №1» всей Франции. В знаменитой «Олимпии» Азнавур в течение нескольких недель дает по три (!) концерта в день. В 60-х он вновь приезжает в США, и тут небесный Рог Изобилия раскрывается над ним в полной мере: аншлаги в «Carnegie Hall» и «Ambassador Hotel», сотрудничество с Бобом Диланом и Рэем Чарльзом, альбом, выпущенный на фирме Фрэнка Синатры. Да и сам Голубоглазый Голос с удовольствием поет песни Азнавура. Популярность его превращается в планетарную: в 60-е он становится кумиром жителей Азии, Латинской Америки и даже граждан СССР, причем не только армянской национальности.

И сегодня баловень судьбы Шарль Азнавур, которому уже больше 90 лет, не прекратил – хотя и сильно сократил – свою творческую и концертную активность. Зато огромную помощь он оказывает своей исторической родине – Армении, учредив Фонд Помощи своего имени, став Послом Армении в ЮНЕСКО и даже приняв армянское гражданство.

chanson-montand

Ив Монтан

А вот жизнь Ива Монтана судьба творила совершенно произвольно, меняя жанр повествования от любовной драмы до политической комедии, от высокой трагедии до откровенного фарса.

Родившись в Италии под именем Иво Ливи, юный Монтан вместе с родителями покидает Апеннинский полуостров. Вообще-то, семья Ливи собиралась в Америку, но отцу подвернулась работа в Париже, чем, собственно, мы и обязаны явлению миру великого шансонье. Сомневаюсь, что будущий Монтан смог бы реализовать себя в джазе или кантри.

Впервые Монтан выходит на подмостки еще в 30-х, но в конце войны в его жизни происходит очень важное событие: встреча и романтические отношения с Эдит Пиаф (ну а как же без этого-то, шансонье ты, или где!?). Высокий статный красавец с ироничным прищуром глаз и бархатным баритоном был обречен на успех у всех женщин, а у такой страстной натуры, как Пиаф – тем более. Он пишет для нее несколько песен, до 46-го они даже иногда выступают дуэтом, но тут свою романтическую активность усиливает вышеупомянутый Азнавур и… все быстро заканчивается.

Впрочем, у сердцееда Монтана будет еще много романов. Как минимум, один из них был достоин эпитета «адюльтер века»: в 1960-м на съемках в Голливуде женатый Монтан закручивает бешеную интригу с замужней Мерилин Монро, а Артуру Миллеру и Симоне Синьоре ничего не остается, как просто растерянно хлопать глазами.

Хотя, здесь я пропустил, пожалуй, самый пикантный момент в биографии Монтана. Дело в том, что работа молотобойцем в порту и общий дух послевоенной Франции уверенно повернули его политические взгляды налево. Причем, до такой степени, что США долго отказывали супругам Монтан в визе, а Никита Хрущев посчитал его настолько «своим», что в разгар оттепели шансонье стал первым, для кого приоткрыли тяжелый Железный занавес!
Гастроли Ива Монтана в СССР и желание «советской творческой интеллигенции» приобщиться, засветиться, сфотографироваться рядом с Монтаном приобрело такие водевильные формы, что это нашло отражение даже в «самиздате». По рукам интеллигенции Москвы и Ленинграда долго ходили копии жестко-сатирической поэмы «Ив Монтан и другие», подписанной псевдонимом Иоанн Московский (рекомендую, кстати, желающим почитать ее в интернете, «архизанимательная книженция, знаете ли»).

Весь советский творческий бомонд знал, конечно, что под этим псевдонимом скрывается драматург-сатирик Владимир Поляков, что и выразил в своей стихотворной же отповеди Зиновий Гердт, подписавшийся «Гавриил Ленинградский». Почему и зачем? Все очень просто: больше всего «этуалей» от Иоанна за совершенно космический подхалимаж получил Сергей Образцов, являвшийся в то время непосредственным шефом Зиновия Ефимовича. Ну как он мог молча перенести, скажем, такие строки:
«И кажется, со всех концов
Бежит к Монтану Образцов!»

Впрочем, это был не единственный скандал сопроводивший гастроли четы Монтанов по Советскому Союзу, и если первый был – так, бурей в местном болоте, то следующий стал поистине международным.
По возвращении в Париж Ив Монтан устроил на Елисейских Полях… выставку женского белья, ассортимент, фасон, цвет и качество которого так поразили его с супругой на прилавках советских магазинов. Популярность выставки была умопомрачительной, парижане с дружным хохотом буквально ломились на нее, но из категории «друзей Советской Страны» Монтан моментально выпал, чему, впрочем, не слишком-то и расстроился. Картинки реальной жизни в социалистическом раю разительно отличались от ожидаемых, а посему и политические взгляды Монтана претерпели фундаментальные изменения. Вот тут-то ему и дали долгожданную визу в США.

На удивление французов в 60-е годы Монтан неплохо реализовал себя в Голливуде, а спортивная драма «Большой Приз» даже стала неожиданным возвращением опального артиста в СССР.
Актриса Симона Синьоре без сомнений была «любовью всей жизни» Ива Монтана, но это никогда не мешало ему заводить интрижки на стороне. Так случилось и в 80-х, когда Синьоре всерьез заболела, а Монтан взял для планирования будущих гастролей секретаршу Кароль Амьель, которая была почти на полвека моложе шансонье.

Говорите, что хотите, но через несколько месяцев после смерти Симоны, Кароль родила Монтану сына Валентина. Уж не знаю, по каким причинам, но вначале Монтан яростно отрицал свое отцовство, но потом, правда, сдался. Это поведение послужило поводом к совершенно фарсовой истории, произошедшей через несколько лет после смерти Монтана.

Некая Аврора Дроссар выступила в прессе с заявлением, что является внебрачной дочерью Монтана и претендует на немалую часть наследства. По решению суда останки певца были эксгумированы и образец отправлен на генетическую экспертизу, в результате которой все притязания неуемной аферистки были решительно отвергнуты.
Осадочек, правда, остался.

А вот умер Ив Монтан на удивление красиво! В 1991 году он снимался в своем последнем фильме «Остров Толстокожих», где играл старика, умирающего от сердечного приступа. При съемках самого последнего кадра режиссер заставил Монтана неоднократно залезать в холодное озеро, так и не подготовив ему ни напитков, ни теплого помещения для обогрева.
Артист добросовестно исполнил все указания режиссера и… умер сразу же после того, как прозвучала команда «Стоп, снято!»
Каково, а?

Вот, что такое «богема» в классическом понимании этого слова: это когда судьба человека складывается по тем же законам, что и его произведения.

 

Опубликовано в номере Сентябрь–Октябрь 2015

 

← В нажатии кнопки «Нравится» - никаких побочных эффектов, но много интересного
Anounce Appstore Selz-pdf Selz-paper Abbonement