Рубрика
История

Версаль. Один день Людовика XIV, Короля-Солнце

louis-xiv
Герцог Луи де Рувруа де Сен-Симон, самый знаменитый и наиболее дотошный мемуарист Людовика XIV, написал однажды, что «находясь хоть за три сотни лье и имея при себе лишь часы и календарь, можно с уверенностью сказать, чем сейчас занят король». Вы не поверите, но день самой яркой монаршей персоны Франции был расписан буквально по минутам – он придерживался этого четкого графика, даже если чувствовал себя не очень хорошо. Ведь «пунктуальность – вежливость королей» (да, сей афоризм произнес сотню лет спустя Людовик XVIII, но суть от этого не меняется).

Все – от пробуждения до отхода ко сну было аккуратно прописано и работало, как точный часовый механизм. Королю-Солнце казалось, что этому устоявшемуся ритуалу будут следовать все, кто придет после него. Однако Людовик XV и, уж тем более, Людовик XVI предпочли проигнорировать знаменитую фразу своего предшественника о том, что «Империи сохраняются только, если следовать приципам их создавшим – силе, точности и труду».

7:30–8:00 Какой нормальный человек просыпается в такую рань, если ему не нужно к заводскому станку? Король-Солнце. При его пробуждении присутствует сотня человек – здесь и Первый Камердинер, и офицеры охраны, и врачи, и камергеры, и просто самые важные люди королевства. Людовика каждый день моют, причесывают и бреют. Он отдает краткие распоряжения, после чего надевает первый, утренний, костюм и пьет чашку пустого бульона – для укрепления сил.

10:00 Людовик ежедневно при скоплении всего двора пересекает «Большие Апартаменты» Версаля. Это самое удобное время, чтобы обратиться к нему, поговорить или подать прошение. Если не успели – момент потерян. Ведь затем наступает время благочестия. Король на полчаса будет занят в королевской часовне, молясь и слушая хоралы – каждый день новые, среди авторов которых фигурировали Жан-Батист Люлли, Франсуа Куперен, Мишель Делаланд и прочие значимые композиторы Великого Века.

11:00 Людовик XIV принимает в своем кабинете. В среду и воскресенье – Государственный совет, во вторник и субботу – Королевский Финансовый совет, понедельники, четверги и пятницы отданы внутренним делам государства – Conseil des Dépêches, сообщавшему королю новости и чаяния многочисленных провинций, их губернаторов и интендантов, и Религиозному Совету, решавшему, понятное дело, дела божьи. На каждом совещании присутствовали пять-шесть министров, записывавших, анализировавших и дававших королю рекомендации. Людовик мало говорил, много слушал и в итоге озвучивал свое решение – всегда непререкаемое.

13:00 Обед – святое. Это не только принятие пищи, но и время беседы с придворными – но только из самых важных, близких и интересных.

14:30 Чем он желает заниматься помимо государственных дел, Людовик обычно сообщает с утра. После обеда начинается его личное время. Потому что потехе, как известно – час. Впрочем, «час» обычно растягивается на четыре, во время которых король либо совершает променад по своим бесконечным садам, либо катается в легкой карете по тем же садам с красивыми (или не очень) дамами. Если же король желает заняться охотой – любимым видом спорта всех Бурбонов – то отправляется в окрестные леса. Дичь в них – собственность короля и всегда с радостью ждет быть подстреленной венценосной особой.

18:00 Король читает и подписывает письма, изучает досье, отправленные ему одним из четырех государственных секретарей. Иногда позволяет своему единственному официальному сыну присутствовать рядом, чтобы дать ему пару советов по управлению государством. (Как известно, Людовик Великий Дофин не успел воспользовался папиной мудростью. Король-Солнце пережил сына, и тому так и не удалось взойти на престол).

22:00 Ужин – тоже действо святое. А заодно повод увидеться со своими родственниками, на которых недоставало времени в течение дня. Впрочем, семейных бесед обычно не получается, король по возможности должен был уделить внимание каждому, присутствовавшему за столом. А народа было много.

23:30 Людовик XIV удаляется в свою спальню. Не будем говорить о медицинских аспектах сна непосредственно после принятия пищи. Но в покои короля провожал тот же набор придворных, что был при его пробуждении. Процедура отхода ко сну мало отличалась от ритуала утреннего подъема, но в гораздо более сокращенном варианте и обратной последовательности. Бросив взгляд за окно, король кивает Первому Камердинеру и тот гасит свет.

 

Опубликовано в журнале «5Республика» №7 — приобрести номер

← В нажатии кнопки «Нравится» - никаких побочных эффектов, но много интересного