Рубрика
История

Чаша преткновения

vasedesoissons
Суассонская чаша была военным трофеем короля Хлодвига I. Но не всегда события развиваются так, как хочется победителю.

Король (а если быть точным, то вождь) франков Хлодвиг I вступил на престол в 481 году в возрасте 15 лет. Тогда Франция не была единым государством, и прославился Хлодвиг в первую очередь не историей с Суассонской чашей, а в качестве собирателя земель. В воспоминаниях современников он даже прослыл демократом, хоть и злопамятным.

Вообще все описание той эпохи густо переплетено с мифологией, и уже невозможно понять, что здесь правда, а что – вымысел. Принято ссылаться на труд Григория Турского (епископа города Тура) «История франков», который старательно все записал со слов людей, лично знавших короля. В том числе что-то вспомнила и рассказала жена Хлодвига, королева Клотильда, пережившая супруга на 33 года.

И вот, собирая окрестные земли в единое государство, случилось Хлодвигу, двигаясь со своим войском с северо-востока на юго-запад, дойти до города Суассон. Надо заметить, что тогда франки занимали незначительную территорию современной Франции. А пространство от Амьена-Суассона-Реймса до Анже-Тура, включая Париж, принадлежало галло-римлянам под руководством римского наместника Сиагрия. Франки вторглись в 486 году на эту территорию и дошли до Суассона, где состоялось первое сражение. Про саму битву известно немного, но, вроде бы, по имеющимся данным, двадцатилетний Хлодвиг сам предложил Сиагрию выбрать место для выяснения отношений. Франки победили, римляне, соответственно, проиграли, а римский наместник вообще сбежал. Хлодвиг этого ему не спустил: Сиагрия нашли (свои же и выдали), и правосудие было совершено быстро и по законам военного времени. Ну а дальше, в строгом соответствии с теми же законами, город подвергся разграблению.

Тащили все подряд, не разбирая, и из одной церкви вместе с прочей утварью взяли какую-то вазу необыкновенной, можно сказать, небесной, красоты. Епископ очень опечалился и решился на отчаянный шаг. Он отправил послов к Хлодвигу с просьбой вернуть эту самую вазу, а может быть, чашу. Король сказал послам, что именно в этот момент воины собираются по справедливости делить все честно награбленное, и если по жребию чаша достанется ему, то он отдаст ее епископу. На самом деле, Хлодвиг немного слукавил. Когда он пришел к своим солдатам, то сказал им, что, помимо своей доли, он заберет еще и эту чашу. В большинстве своем воины правильно поняли новый этап развития демократии и сказали что-то вроде: «Конечно, забирай, ты же наш король, поэтому справедливее всего будет, если заберешь все, что тебе нужно, а мы уж поделим то, что останется». Но нашелся все-таки один инакомыслящий воин, который неправильно понимал исторический процесс. Он выразился не совсем уместно: «Если ты честный король, ты возьмешь себе только то, что тебе выпадет по жребию». Но, ладно бы, только сказал, он еще и расколотил эту чашу своей секирой. На удивление окружающих, Хлодвиг ничего не ответил, поднял разбитую вазу, отдал послам, но в душе, между прочим, затаил обиду.

Здесь уместно небольшое отступление: что же это за король такой, которому может перечить рядовой воин? Нет ли в этом какого-то неуважения? Оказывается, нет. По всем франкским правилам при дележе добычи ни король, ни кто-либо другой не имели никаких дополнительных прав и привилегий. И Хлодвиг был первым, кто эти правила нарушил. Ну и, кроме того, франки были язычниками, поэтому не испытывали никакого пиетета к христианской церкви. Поэтому для воинов эта ваза вообще не представляла никакой ценности. Просто сосуд и все.

Так что же стало с этим непослушным солдатом? К сожалению, ничего неожиданного. Через год, во время строевого смотра, Хлодвиг лично своей собственной секирой разбил ему голову, придравшись в какой-то мелочи вроде нечищеного оружия. А чтобы никто не забыл истинную причину, король прибавил: «Это тебе за Суассонскую вазу!» Но солдат этого уже не услышал.

vase-soissons

 

В городе Суассоне (регион Пикардия) скульптор Ги Латиг установил фонтан в форме разбитой надвое чаши, не только как напоминание об историческом моменте, но и о том, что любое равенство в итоге может превратиться в диктатуру.

 

Опубликовано в номере Ноябрь-Декабрь 2015

 

← В нажатии кнопки «Нравится» - никаких побочных эффектов, но много интересного
Anounce Appstore Selz-pdf Selz-paper Abbonement