Рубрика
История

Секс-скандалы, всколыхнувшие французскую политику

2011_audi_r8_2
Во Франции к секс-скандалам относятся довольно спокойно. Не зря же французы считаются самыми умелыми и интересными любовниками. Поэтому самая распространенная реакция общественности на сообщение об очередном адюльтере в высоких кругах: «Ну и что? Все мы люди, все мы – человеки». Однако было в истории Республики несколько моментов, когда местное население, если и не возмутилось, то удивленно подняло брови. Как сделало оно, скажем, после того, как узнало, что их теперешний президент, Франсуа Олланд, под покровом ночи тайно посещает любовницу-актрису.
Гораздо больший скандал вызвала опубликованная некоторое время спустя книга Валери Триервейлер, бывшей уже, естественно, подруги президента, в которой она, ничуть не смущаясь, вывалила на суд общественности все грязное белье из Елисейского Дворца.

 

Смерть от любви Феликса Фора

Французы обычно своими президентами, если и не гордятся, то определенно их уважают. Даже если при жизни он подвергался нападкам со стороны оппозиции или радикально настроенных граждан, то после его смерти – почти в 100% случаев его именем назовут улицу, и память о нем останется в веках. Благо, для тех, кто не в курсе, французы обязательно расшифруют в честь кого назван бульвар или переулок.

Президент Франции c 1895 по 1899 гг, Феликс Фор, как любой француз, был не чужд наслаждений, и часто, покончив с государственными делами, пешочком отправлялся в публичный дом или приглашал дам легкомысленного нрава к себе в Голубой Салон Елисейского дворца. Особенно приятна была ему 30-летняя Маргерит Стэнель, во время секса с которой он и умер. По официальной версии – от разрыва сердца, по неофициальной, но всем абсолютно известной – от апоплексического удара, случившегося во время фелляции.

На могиле Фора Жорж Клемансо оставил эпитафию «Il voulait être César, il ne fut que Pompée», что можно перевести и как «Он хотел быть Цезарем, а кончил, как Помпей», или, что вернее: «Он хотел быть Цезарем, а закончил минетом» (pomper — на сленге обозначает именно это).

Жиль Блас опубликовал некролог Фора со словами: «Он умер в добром здравии, точнее – от избытка здоровья»

Газета Journal du Peuple была более высокопарна: «Он был принесен на алтарь Венеры в условиях той ограниченной официальной морали, высшим представителем которой он должен был являться».

За Стенель же до конца ее дней закрепилось каламбурное прозвище pompe funèbre, что можно перевести и как “похоронное бюро” и как «смертельная соска».

 

Розовый балет Андре ле Троке

«Розовым балетом» во Франции традиционно называют вечеринки с участием несовершеннолетних девочек. А уж, если что в Республике и считается непотребством, граничащим с богохульством – это именно секс с несовершеннолетними, в котором был обвинен спикер Социалистической партии и президент Национальной Ассамблеи – Андре ле Троке.

Личностью он был настолько величественной, что в его честь даже назвали сорт роз медно-желтого цвета. Но это было задолго до 1959 года, когда полиция буквально за руку поймала его на месте преступления – в загородном замке. В скандал с садомазохистским уклоном при участии девочек-подростков до четырнадцати лет были вовлечены еще и послы нескольких стран, сливки высшего общества, известный портретист, супермодный на тот момент парижский парикмахер и даже одна румынская графиня.

Но круговая порука и старые добрые связи даже во Франции могут решить очень и очень многое – ветеран Второй Мировой, участник Сопротивления и, самое главное, близкий друг Шарля де Голля, 73-летний Андре ле Троке, хоть и был обвинен в «преступлении против морали», отделался в буквальном смысле легким испугом. Он был приговорен всего к одному году тюрьмы и штрафу в 3 000 франков, смехотворной сумме даже по тем временам, надо сказать.

 

Тайная дочь Франсуа Миттерана

Уж кого нельзя было заподозрить в порочащих его связях, так это одного из самых любимых президентов – Франсуа Миттерана. Однако в 1994 году Paris Match опубликовал сенсационный материал – у Франсуа есть дочь от давней любовницы Анн Пинжо. И она не только вот родилась – это было бы простительно, ведь, как известно – «седина в бороду, бес в ребро», ей уже двадцать лет! И все эти годы Миттеран не прерывал отношений с ее матерью – сотрудницей музея д’Орсэ.

Это сейчас президенты женятся и разводятся, заводят себе подружек и меняют их на любовниц. Рамки морали в наши дни размылись, но тогда… о, тогда все было по-другому. И Миттеран, обзаведясь «второй семьей», когда тайком бегал на улицу Жакоб, даже еще не был президентом. А когда стал, то скрыл «страшную» тайну, и даже водил малышку Мазарин в Елисейский дворец. Правда, не с парадного входа, но все равно. А еще приставил к ней и Анн телохранителей, да еще и за государственный счет.

Но больше всего французы были шокированы, что на похоронах Миттерана в 1996 году, его официальная жена Даниэль и двое его не менее официальных детей, стояли рядом с плачущей Анн Пинжо и Мазарин. Это был удар под дых для всех французов. Значит, жена все знала и покрывала изменника. Какой позор!

 

@AFP

Гвинейская «жертва» Стросс-Кана

Можно как угодно относиться к экс-главе Международного Валютного Фонда Доминику Стросс-Кану, но на сегодняшний день все обвинения с него уже сняты. И в том, что он, якобы изнасиловал в нью-йоркском Sofitel чернокожую горничную, и в том, что вроде бы, являлся главой тайной сутенерской организации, раскинувшей свои сети от Лилля до Марселя.

«Он бросился в переднюю, где та проводила уборку, затащил женщину в спальню, повалил на кровать. Та вырвалась, но он ее догнал у ванной комнаты, дверь номера запер на ключ и принудил к оральному сексу». Если кто-то думает, что это сцена из порнофильма, то заблуждается – это выдержки из протокола американской полиции, по делу о «нападении» главы МВФ на горничную гостиницы Sofitel. Теперь вопрос – вы видели эту несчастную? Она больше Стросс-Кана раза в два. К тому же, сомнителен и сам факт, что женщину можно заставить заниматься оральным сексом без ее на то воли. Зубов пока никто не отменял, а у мощной гвинейской иммигрантки они точно имелись в наличии.
Пока шли разборки с «поруганной честью» афро-американки, как-то,  само собой всплыло и «дело о борделях»: девушек с севера Франции, якобы возили в Париж, чтобы принудить участвовать в групповых оргиях, а рулил всем этим, по мнению следствия – Доминик Стросс-Кан собственной персоной.

Следователи вину чиновника доказать так и не смогли, да особо и не пытались. Зато как грибы после дождя на телевидении стали появляться девушки всех возрастов и национальностей, которые, размазывая по щекам слезы стыда, обвиняли Стросс-Кана все в новых и новых изнасилованиях, создавая у неискушенной аудитории устойчивый образ престарелого сексуального маньяка, которому место в психбольнице, а не в политике.

А проблема была лишь в том, что, выставивший свою кандидатуру в президентских гонках, Стросс-Кан имел все шансы возглавить республику, чего очень не желал тогдашний президент Николя Саркози. Настолько сильно, что, по мнению многих, разыграл многоходовую комбинацию, чтобы убрать сильного соперника со своего пути. Судебные разборки похоронили политическую карьеру Стросс-Кана, и он погряз в бессмысленных судебных тяжбах.

Саркози это, однако, совсем не помогло – выборы он все равно проиграл хоть и с минимальной разницей голосов, но мощного врага обрел себе на всю жизнь. Если и не в лице Стросс-Кана, то своих собственных сограждан – точно. А в том же году госсекретарь Жорж Трон от партии Саркози действительно попался на изнасиловании двух массажисток, но вместо того, чтобы быть осужденным, он был всего лишь уволен с занимаемой должности. Рука, как говорится, руку моет.

 

Опубликовано в номере Май-Июнь 2015

 

← В нажатии кнопки «Нравится» - никаких побочных эффектов, но много интересного
Anounce Appstore Selz-pdf Selz-paper Abbonement