Рубрика
История

Прямой наследник Французского престола

maria-antoinette-enfants
Многие полагают (и, в общем-то, правильно) , что история французских королей закончилась в 1793 году, когда самой спорной из королев Франции Марии-Антуанетте палач отрубил голову на площади Согласия, другие – более подкованные – заявляют, что конец французским королям пришел в 1795, когда в Тампле скончался (по официальной версии от быстротечной болезни) маленький дофин Луи-Карл, Людовик XVII, но совсем уж упертые роялисты вплоть до недавнего времени верили, что эта ветвь Бурбонов не закончилась. А потому втайне надеялись, что в Версале снова будут устраиваться балы, а мельчающих во всех смыслах этого слова Президентов Пятой Республики, наконец, кто-нибудь отправит навеки отдыхать на Корсику. Почему нет? Там тепло и море.

Собственно, вся причина в некоем Карле Вильгельме Наундорфе, которого в 1845 году похоронили в голландском Дельфте, как Луи-Карла, герцога Нормандского «Людовика XVII», а его дети смогли официально носить фамилию Бурбон. И почти 300 лет в это верили, а некоторые втайне надеялись и на вышеупомянутое. Но теперь, по порядку:

История Марии-Антуанетта – своего рода легенда, и легендами же обрастает. Не зря о не очень умной девушке сняли столько отличных фильмов. И сделали ее и Людовика XVI буквально мучениками, жестоко убитыми противными революционерами. Отчасти правда есть у всех – и с той, и с другой стороны. Хотя глупая бедняжка все же не говорила этого сакраментального «Нет хлеба? Так пусть едят пирожные!» Неизвестно действительно ли она была настолько «гламурна», что спускала деньги на балы и украшения, пока народ голодал, или, все-таки, это был ее свекр, Людовик XV. Доподлинно известно только одно – у нее было двое детей – Мария-Тереза и Луи-Карл (или Луи-Шарль, для упертых франкофилов). А так как женщины престол Франции не занимали никогда, и даже права такого не имели, рассматривать мы будем только одного персонажа – малыша Луи-Карла, умершего в возрасте 10 лет, спустя два года после казни родителей, когда страну пилили на части радикальные республиканцы. Как это, собственно, всегда и бывает после любых революций.

Louis_Charles_of_France6О его судьбе ходило много слухов. Кто-то говорил, что его убили тюремщики, другие – что он умер от туберкулеза, но самые упертые верили – он сбежал. Террор еще не закончился, а малыш-дофин уже рванул пешком в стоптанных ботиночках по Европе. Одни говорят – он добрался до самой Америки, другие утверждают, что осел в Германии. И чтобы сильно не отсвечивать, назвался Карлом Вильгельмом Наундорфом, выучился на часовщика, а когда все революционные страсти улеглись, явился в суд, чтобы востребовать свое истинное имя и все остальное причитающееся. Его, говорят, даже признала нянюшка, подслеповатая старушка в глубоком маразме, но быстро разбогатевшая по такому поводу на кошель с золотыми.

Официально Франция его наследником не признала – по многим причинам, в числе которых, разумеется, было и нежелание возвращения монархии – но это сделали несколько других европейских стран. Впрочем, мы забыли о его гипотетической сестре Марии-Терезе, которая, хоть править и не могла, но зато могла родить вполне реальных себе наследников. Да вот беда – она хоть и выжила в кровавом рубилове Революции, но детьми не обзавелась. И на этом можно ставить точку. С другой стороны, их мать, Мария-Антуанетта была дочерью австрийской императрицы (за что ее и не любили французы, которых до сих пор после нее и обеих Мировых Войн от немецкого слегка подергивает). Так что, в принципе, если не быть чистоплюями уж совсем, по женской линии претендентов на французский престол хватает.

На это и рассчитывали генетики, задавшиеся целью выяснить, действительно ли Карл Вильгельм, точнее – его потомки, могут в один прекрасный день устроить во Франции реверс-революцию и засесть в Лувре, переместив музей на задворки. Но оказалось, что кровь по этой ветке так перемешалась и разбавилась, что генетический анализ проводить более чем бесполезно. К тому же, преобладающая кровь Габсбургов все равно в этом смысле особой роли не играла. Но была бы хоть посредственным, но доказательством.

Как известно, точное место захоронения Марии-Антуанетты – непонятно. По счастью, в одном из музеев они откопали медальон с локонами волос тетушек Луи XVII, и сестриц Марии-Антуанетты – Йоханны-Габриэлы и Марии-Йозефы. А теперь – главное! Если не хотите, чтобы вас через много лет после смерти откопали и разобрали по косточкам – не прикидывайтесь королем. Потому что вас не только выроют и разберут, но и опубликуют на весь свет то, что вам совсем не понравиться. Ну, не вам – вам-то будет все равно. А вот вашим потомкам, замершим в ожидании своих Версалей, Лувров и Шенонсо – точно не понравится. Пытливые ученые провели ДНК-экспертизу останков Карла Вильгельма, в процессе которой оказалось, что бедняга умер от отравления мышьяком, которым в то время умные люди лечили сифилис. О, как!

Но главное не в этом, а в том, что ни митонхондриальные ДНК-тесты ни игрек-хромосомный ДНК-анализ претендента-сифилитика и его предполагаемых теть не совпали ни на йоту. С другой стороны, кто ж в это серьезно верил, кроме его праправнуков, которым теперь, по логике, придется навеки распрощаться с фамилией Бурбон и возможностью с ноги открывать двери в королевских резиденциях по всей Европе.

Как там по поводу других кандидатов на звание Луи-Карла, короля французского? О… их было много. Но, знаете, есть такая странная привычка у местных монахов, после смерти особ королевской крови тело мумифицировать, как и внутренние органы, точнее – сердце. Монахи, которым было поручено следить за этим процессом из поколения в поколение, клялись и божились, что вот оно – сердце истинного короля. Провели еще одну экспертизу, и да… конец мечтам всех роялистов. ДНК полностью совпало. К несчастью, Луи-Карл, единственный прямой и законный наследник престола в прошлом Королевства Франция, скончался в 1795 году. Все остальное – фуфло и лажа. Так она, прекрасная страна, и останется Республикой, которая будет переходить из рук демократов в руки социалистов, и никогда не достанется никому.

Liberté, égalité, fraternité, аминь!

 

Статья опубликована в номере октябрь-ноябрь 2014

 

← В нажатии кнопки «Нравится» - никаких побочных эффектов, но много интересного
Anounce Appstore Selz-pdf Selz-paper Abbonement