Рубрика
История

Старая история Новой Франции

grande_paix_fback
В свое время Новая Франция, то есть – заморские колонии, занимали обширную территорию. Их площадь во много раз превышала площадь самой Франции. Правда, это продолжалось недолго. Почти все занятые земли были отвоеваны англичанами, но кое-что все-таки осталось. Теперь это называется Французские заморские департаменты.

Вся история Новой Франции составляет немногим более двухсот лет. С 1534 года, когда первые французские корабли подошли к Североамериканскому континенту, и до 1763 года, когда англичане окончательно отобрали Канаду. В это время в Европе шла Семилетняя война, и Франции тогда не поздоровилось на всех фронтах.

Довершил дело Наполеон, который из-за нехватки денег для своей кампании в Европе продал в 1803 году французскую Луизиану Соединенным Штатам Америки, отдав территорию, превышающую все его последующие завоевания.

Но начиналось все довольно бодро. Мореплаватель и исследователь Жак Картье, в молодости неоднократно замеченный в пиратстве, оказавшись с каперским патентом, выданным королем, у берегов Америки, объявил северные земли французской собственностью. Редкие племена индейцев не оказали особого сопротивления, потому что не сразу поняли, что с ними произошло. Но когда Картье подтвердил свои серьезные намерения выстрелами из пушек, индейцам показалось, что «небо упало на землю». Так сказал вождь племени, на утерянном теперь диалекте.
Картье установил деревянный крест с надписью: «Да будет долгой жизнь короля Франции!» Прибывшие вслед за первооткрывателем колонисты быстро объяснили местному населению, что к чему и что такое рабовладельческий строй.

Следующей заметной фигурой в колонизации Северной Америки стал Самюэль де Шамплен. С одной стороны, его географические заслуги сложно переоценить, но с другой стороны, завоеватель есть завоеватель, и геополитика не включает в себя гуманитарной миссии. Одновременно он наносил на карту Великие озера с Ниагарским водопадом и отбивался от англичан, которым почему-то тоже нравились богатые пушниной земли. Местные племена между собой непрерывно воевали, и Шамплен помогал Гуронам в их борьбе против Ирокезов. Его действия король Людовик XIII счел единственно верными и в 1611 году назначил губернатором новой столицы Канады города Квебека. Тут надо оговориться, потому что решение десятилетнего короля вряд ли было осознанным, за него все решала королева-мать Мария Медичи. Но почему бы мальчику, в конце концов, не заинтересоваться географией. Тем более, с большой пользой для государства. В общем, дела пошли, мир с индейцами был налажен на взаимовыгодной основе. Индейцы охотились, а французы отбирали добычу…

Следующим губернатором стал граф де Фронтенак. Сам он не был мореплавателем, но, видимо, организатором был неплохим. При нем территория Новой Франции расширилась до своих максимальных размеров. Он устроил экспедицию Рене-Робера Каввелье де Ла Саля, который в 1681-1682 годах прошел на своих кораблях по всей длине Миссисипи и объявил ее и прилегающие земли французской территорией. Он назвал эти земли Луизианой в честь французского короля Людовика XIV. (По-французски Людовики именовались Louis, отсюда и название.)

Нельзя сказать, что все время существования Новой Франции было спокойным и мирным. Например, Ля Саль хотел отобрать у испанцев северную часть Техаса, даже привлек на свою сторону индейцев, выпросил у короля денег, а ничего не вышло.

Но в конечном итоге, границы устоялись, Америку поделили более-менее по-честному, кто что открыл – тот тем владел. И так было до 1763 года…

ЖАК КАРТЬЕ

nfrance-cartierО юности, тем более о детстве Жака Картье мало что известно. Домовых книг в его родном городе Сан-Мало не вели. Родился в 1491 году. Французом его назвать сложно. Его родной Сан-Мало расположен в Бретани. Про себя жители говорили: «Мы не французы, мы не бретонцы, но мы малонцы». Когда в 1534 году Бретань вошла в состав Франции, Картье был уже более чем взрослым человеком с туманным прошлым, неясным настоящим, но с блестящим будущим. Его представили королю Франциску I, и Картье поступил на госслужбу.

В некотором роде он повторил дело Колумба. Ему велено было искать короткий путь в Индию и Китай, чтобы прикрыть «португальскую лавочку», имевшую монополию на торговлю пряностями. Случайно ли, специально ли, он заблудился и пришел со своими кораблями к Северной Америке. Там исследовал побережье Ньюфаундленда, открыл залив святого Лаврентия, но самое главное, объявил найденные им территории французскими, поэтому вернулся на родину героем. При этом, он еще не был до конца уверен, или лукавил, что он в Америке. Тем не менее, залив святого Лаврентия он назвал широкими воротами в Азию.

Во время второй экспедиции весной 1535 года три французских корабля по реке святого Лаврентия проходят вглубь материка все еще не будучи уверенными, что они не в Китае. По ходу продвижения Картье ведет дневник и придумывает названия новым землям. Например, индейскую деревню на холме он называет Монт-Рояль – Королевская гора. Сейчас это огромный город Монреаль. Экспедиция шла дальше, и в верховье реки пришлось остановиться на зимовку. За это время Картье познакомился с местными индейцами, придумал название «Канада» («деревня» – в переводе с языка ирокезов). И помимо прочего, индейцы ему рассказали о несметных сокровищах, которые расположены прямо в земле, но немного выше по реке. Но пойти откапывать их сразу не получилось. Значительная часть команды заболела цингой, настроение упало, и весной пришлось возвращаться. Картье назвал место зимовки Rapides de Lachine (Китайские пороги) – в честь несостоявшегося маршрута, и с тем отплыл обратно.

Зато, под эти «сокровища» Картье выбил у короля деньги на третью экспедицию. Корабли вышли из Сан-Мало в мае 1541 года и, идя уже знакомым маршрутом, в августе дошли до сверкающих залежей. Заполнив два корабля алмазами, Картье отправляет их во Францию, а сам с половиной команды остается на зимовку. Видимо, ему стало не до дневника, поэтому никаких записей не сохранилось. Команда опять заболела цингой, к тому же французы что-то не поделили с индейцами и постоянно выясняли между собой отношения с помощью топоров, ножей и прочих необходимых в хозяйстве столовых приборов. В июне Картье отправился обратно. На родине – новое расстройство. Отправленные осенью корабли благополучно дошли до дома, но сокровища оказались ненастоящими. Это были не алмазы, а кварц и пирит. Король отставил Картье со службы за утрату доверия. Позор Картье стал настолько известен, что в моду вошло выражение «faut comme les diamants du Canada», что в переводе означает «фальшивый, как бриллианты из Канады». Последние годы жизни Жак Картье провел на берегу всеми забытый, изредка выступая перед моряками в качестве ветерана трех походов и основателя Канады.

САМЮЭЛЬ ДЕ ШАМПЛЕН

nfrance-champlainМорская карьера Самюэля Шамплена была предопределена. И отец и дядя были моряками. Точная дата рождения Шамплена неизвестна, и в разных документах обозначается по-своему. Предположим, что он родился не раньше 1567 года и не позже 1574. И предположим также, что это случилось в Бретани.

С детства он интересовался навигацией, устройством кораблей и картографией, а отец и дядя, в свободное от плаваний время удовлетворяли его интерес по мере возможностей. Классического образования Самюэль получить не мог, помешало недворянское происхождение.

В 1594 году он поступил конюхом в действующую армию короля Генриха IV и за четыре года религиозных войн дослужился до командующего гарнизоном. Возможно, образованные сослуживцы оказались менее благонадежными в таком деликатном вопросе, как религия, но скорее всего, роль сыграли природные таланты Самюэля.

В 1598 году Шамплен пришел на корабль к своему дяде – судно «Сан-Хулиан», ходившее под флагом Испании. За два года плаваний Самюэль много чего интересного узнал об испанских завоеваниях в Америке. И не растерялся, а отправил королю секретное донесение, в котором описал прекрасные перспективы колонизации. Король сообразительного офицера наградил, а двор обратил внимание на мореплавателя. К этой радости Шамплена прибавилась еще одна. Дядя по наследству оставил не только корабль, но и огромное состояние. Теперь все было готово для самостоятельного плавания. Шамплен не торопился. Он опросил всех, кого смог найти, из побывавших у восточного побережья Северной Америки, чтобы составить максимально подробную карту.

За следующие тридцать лет Шамплен организует больше десяти экспедиций. Несмотря на то, что в 1620 году по назначению короля он стал фактически губернатором Новой Франции, официального титула так и не получил. Опять помешало происхождение.

В 1624 году он убеждает кардинала Ришелье, который, как хорошо известно, был реальным правителем Франции в тот период, создать большую торговую компанию в Канаде, которая впоследствии стала известна как «Компания ста акционеров». Учредителем и главным акционером был, что очевидно, сам Шамплен. Ну и Ришелье, конечно, принял участие. За десять лет фирма прибирает к рукам практически всю торговлю пушниной в Северной Америке.

Он пересекал Атлантику двадцать раз, но не потерял ни одного корабля! Все, что он начинал, приводило к успеху. Он превратил Квебек из деревни в большой процветающий город. Он всю жизнь учился у отца, у дяди, у рыбаков, у индейцев и торговцев, а его дневники стали учебниками.

А вот личная жизнь Самюэля Шамплена сложилась странным образом. Он женился в 1610 году, явно по расчету, на двенадцатилетней Эллен, дочери королевского судебного исполнителя. Дело в том, что Шамплен был протестантом, и это было вполне приемлемо при Генрихе IV, но стало совершенно невозможным при Марии Медичи. Для продолжения и развития своих морских дел у него возникла необходимость доказательства своей лояльности католицизму, и он подтвердил ее браком. Жена не проявляла особого интереса к путешествиям, однако провела несколько лет в Квебеке с мужем, после чего неожиданно уехала во Францию и постриглась в монахини. Шамплен удочерил трех индейских девочек, чем продемонстрировал явную сентиментальность, так свойственную настоящим мореплавателям.
Остаток дней Самюэль Шамплен провел в Квебеке, оставаясь самым влиятельным человеком Нового Света.

РЕНЕ РОБЕР ДЕ ЛА САЛЬ

nfrace-salleВ нормандском городе Руан в 1643 году родился будущий исследователь Америки Рене-Робер Кавелье де Ла Саль. Отец, богатый торговец, определил сына к иезуитам, где тот получил хорошее образование, изучая языки, географию, астрономию и историю. Закончив учебу, Рене-Робер остался преподавать в том же колледже. Однако, под влиянием историй о походах Жака Картье и дневников Самюэля Шамплена, решил вдруг прервать карьеру ученого и отправиться в Канаду – страну своей мечты.

Чтобы заняться исследованиями, необходимы были средства. Так что Ла Салю по первости ничего не оставалось, как заняться торговлей пушниной и налаживанием полезных знакомств среди колониального правительства. Через два года Ла Саль решил, что уже накопил достаточную сумму. И, продав все свое движимое и недвижимое имущество, снарядил первую экспедицию.
Он ищет северный проход в Тихий океан, исследует реки Огайо и Иллинойс. Именно благодаря ему европейцы получили представление о размерах Американского континента. Под его руководством строится тридцать французских фортов и поселений. Лично Людовик XIV вручает ему дворянский титул.

За более чем десятилетний период путешествий Ла Саля территория Новой Франции увеличивается в двадцать раз. Конечно, ему везло, но главное не это. Он первый европеец, который начал выстраивать с индейцами дружеские отношения. Он учил их языки, уважал обычаи. Он никогда не шел навстречу с местным население вооруженным до зубов в сопровождении обоза с пушками. Мало того, Ла Саль научился строить индейские каноэ и пироги. В общем, за все время своих походов у него не было ни одного серьезного конфликта с местными. Дело дошло до того, что индейцы обменивались слухами о нем и в каждом племени принимали с распростертыми объятиями.

Сам будучи колонизатором, он смог так договориться с вождями племен ирокезов, что они помогали французам отбиваться от других колонизаторов – англичан.
Оборвалась жизнь Рене-Робера Каввелье де Ла Саля трагично и нелепо. Его убили 19 марта 1687 года взбунтовавшиеся матросы. То есть свои же, французские. Наверное, Ла Саль требовал от них невозможного. Например, хотел, чтобы измученные многодневными походами, страхом перед пиратами и неведомыми болезнями люди со скудным жалованьем испытывали такой же энтузиазм, как и он сам. А может, просто взбунтовались… Французский бунт, как и любой другой, беспощаден.
Говорят, что индейцы вычислили убийцу и отомстили. Кто ж это теперь проверит…

 

Опубликовано в номере Июль-Август 2015

 

← В нажатии кнопки «Нравится» - никаких побочных эффектов, но много интересного
Anounce Appstore Selz-pdf Selz-paper Abbonement