Рубрика
История

Николя Фуке: взлетевший выше Солнца

Nicolas_Fouquet
Николя Фуке – человек, поднявшийся так высоко, что не мог, подобно Икару, не обжечь себе крылья и не рухнуть вниз. Как из юноши не самого высокого происхождения получился самый могущественный и богатейший человек во Франции? Да все просто – Фуке был необычайно предприимчивым молодым человеком с тем складом ума, что пользуется особой популярностью на Уолл-Стрит, но который не был оценен, по определенным причинам, Королем-Солнце.

Опубликовано в номере «5Республика» Март-Апрель 2016 — приобрести журнал

Говорят, когда находящемуся при смерти Мазарини пришло время причащаться, духовник обратился к нему со словами: «Ваше преосвященство, пора отдать все приобретенное неправедным путем», на что кардинал ответил: «Мне все дал король». Монах, человек аскетический и строгий, продолжал настаивать: «Надо различать дарованное королем от того, что Вы взяли сами», на что умирающий ответил: «Тогда мне придется отдать все», и подумав минуту добавил: «Но и господину Фуке тоже…»

Несмотря на то, что взлет Николя Фуке по карьерной лестнице действительно случился во времена Мазарини, начался он намного раньше – еще при Красном Кардинале Ришелье. Тут надо сказать, мальчик был не с улицы, как часто любят описывать в его биографиях, делая Николя чуть ли не аферистом, самым нечестным путем оказавшимся у государственной кормушки. Отнюдь. Фуке происходил из семьи богатых анжерских купцов. Его дед, Франсуа III Фуке получил образование настолько блестящее, что обзавелся не только женой благородных кровей, но сначала – должностью дипломата в Англии, и затем – присяжного парламентария при дворе Генриха III. А отец, Франсуа IV Фуке являлся уже государственным советником Наварры и Беарна, распорядителем приграничных швейцарских кантонов, получил из рук кардинала Ришелье звание дворянина, родовой герб – да, ту самую красную белку на серебре (потому что фамилия Фуке на одном из многочисленных в ту пору наречий означала именно этого зверька), придумал девиз рода – Quo non ascendet? (Куда я только не взберусь?), а заодно посоветовал своему благодетелю обратить внимание на среднего сына – мальчика ответственного и смышленого. Так юный Николя стал парламентским советником в Меце, где показал себя внимательным и преданным работником, что, конечно, не могло не понравиться Ришелье, который, оценив такое рвение, перевел его интендантом в Дофине – поближе к деньгам и столице. Николя при такой должности скоропостижно женится на Луизе Фурше, дочери мэра Нанта, за которой идет неплохое приданое в 160 000 ливров. Плюс родитель выделяет ему в качестве свадебного подарка еще 150 000, на которые предприимчивый Николя покупает землю Во, и с этого момента начинает именовать себя не иначе как виконт де Во. А заодно всего-то в 33 года оказывается в должности интенданта Парижа  – то есть фактически получает почти неограниченный контроль за движением государственных средств.

Тут, как нельзя кстати, случается Фронда – бунт дворян против короля. Ну, точнее, не короля, конечно – Людовик еще слишком мал, а против Мазарини, не только сменившего в должности покойного Ришелье, но и прочно обосновавшегося в спальне вдовствующей королевы и, заодно, на престоле. Тут бы должны полететь многие головы, но Фуке лишь увеличивает свое состояние. Что неудивительно во времена смуты. А самое главное – Николя удается спасти и сохранить имущество бежавших из охваченного беспорядками Парижа Мазарини, Анны Австрийской и маленького Людовика. Пришел срок новому кардиналу оценить преданность Фуке. И тот, конечно, ценит. Настолько, что рекомендует Николя в генеральные прокуроры Парижа. Само собой – не за просто так и красивые глазки. Николя пришлось выложить за должность невероятные по тем временам 400 000 ливров. Зато он стал еще ближе к власти и деньгам. Так близко, что Анна Австрийская по совету Мазарини сделала Николя Первым министром. Все – выше только звезды. И король. Но тому еще 11 лет. А состояние Фуке уже более четырех миллионов и растет, как на дрожжах. Кстати, по утверждениям историков, именно Николя оказал влияние на формирование взглядов будущего Короля-Солнце Людовика XIV, его любви к роскоши, искусству, театру, да и просто всему визуально красивому. И невольно послужил триггером к возникновению того, что впоследствии назовут «Великом Веком» (Grand Siècle).

Бытует мнение, что именно при Фуке коррупция в государстве достигла невероятных масштабов – некоторые источники утверждают, что состояние министра финансов было больше годового бюджета всей страны. Но это не так. На тот момент во Франции вот уже пару веков покупалось и продавалось все – от должностей, до земель и дворянских званий. Фуке не просто наживался сам всеми возможными и невозможными способами, он увеличивал и благосостояние короны. Нет, понятное дело, что в его карман падало больше, но королева была не против, а Мазарини вообще плевать – благодаря новому сюринтенданту (сверхминистру, по сути) финансов Фуке, состояние кардинала на момент благополучного окончания Фронды составляло более 14 миллионов в твердоконвертируемой валюте, и это не считая бесчисленных земель и предметов искусства. Такое положение вещей устраивало всех… Кроме одного человека – настоящего антипода Фуке – контролера финансов, Жана-Батиста Кольбера.

Nicolas-Fouquet-jean-baptiste-colbert

Jean-Baptiste Colbert

Если и существовали на свете две полярные противоположности, то это были Фуке и Кольбер: первый любил роскошь, искусство и деньги, слыл меценатом; второй был скромен, набожен и аскетичен, экономен прямо до скаредности – предпочитал ходить пешком, а не пользоваться каретой, а из одежды носил лишь черное и немаркое, без кружев и богатой вышивки. Кольбер – скрупулезен, прямо скажем, зануден, и у него есть враг – блистательный Фуке.
Пока Фуке блистал, Кольбер собирал на него компромат – бумажку за бумажкой, каждый случай мздоимства, отката, приписок и список. И о каждом моменте финансовых махинаций сообщал Мазарини и Анне Австрийской. Нет, мы не рисуем из Кольбера Павлика Морозова – он сделал для Франции намного больше, чем пионер-стукач для молодой Советской страны – давайте называть это противостояние просто личной неприязнью. Уникальный по тем временам разгула коррупции, совершенно неподкупный министр Кольбер, абсолютно точно соответствовал своему гербу – змее на золотом фоне, то есть был человеком злым, мстительным, но мудрым.

А что же кардинал и королева? Неужели не прислушивались к преданному Кольберу? Да нет, они все понимали, конечно. Однако, было одно большое «но» – личный капитал, который охранял и преумножал Фуке. В отличие от прямолинейного и скучного Кольбера, Фуке пользовался бешеным авторитетом у европейских банкиров, проворачивал невероятные операции, позволявшие богатеть стране, короне и, разумеется, себе самому. Все шло замечательно и, конечно, в какой-то момент он просто перестал чувствовать границу, за которую нельзя заходить. Благо, даже предательство его старшего брата, Базиля, настучавшего Мазарини о том, что Николя не совсем честным путем нажил более тридцати миллионов ливров, на суперинтенданте финансов никак не отразилось. Ну, за исключением окончательно испорченных отношений с завистливым близким родственником.

Единственное, что бросило тень на чело Фуке была смерть его благодетеля Мазарини. После которой, говорят, мальчик-король, чьим единственным увлечением в жизни был исключительно театр, буквально за один день преобразился в Короля с большой буквы, правителя блистательного, но жесткого. А Николя Фуке так и не понял, насколько изменилась расстановка сил при дворе, и не оценил возможных для себя последствий. Он все так же полагал, что Францией правят деньги. Подарил миллион Людовику – просто, чтобы сделать тому приятно. Пытался всучить 200 000 Луизе де Лавальер. Правда, уже не в качестве подарка. Ему хотелось, чтобы фаворитка короля сообщала, так сказать, информацию «извне». Нет, нет, упаси боже, никаких подковерных интриг – Фуке просто хотелось знать, в каком настроении король пребывает в течение дня. Ему, как человеку, привыкшему вращаться в самом высшем свете, было просто необходимо расположение Людовика. Очень-очень. Практически, как воздух. Мальчик, обретший наконец-то власть, однако, имел на этот счет другое мнение.

Nicolas_Fouquet-Vaux-le-Vicomte-(C)-Serge-Decoster-BD

Замок Vaux le Vicomte. Фото: Serge Decoster

И Фуке совершил непоправимую, просто катастрофическую ошибку: в середине августа 1661 года пригласил Людовика XIV и весь двор отметить, так сказать, «новоселье» и, заодно, восхождение короля на престол – в свой новопостроенный замок Во-лё-Викон. Надо сказать, что чуть ли не в каждой комнате замка есть либо изображение, либо скульптура Людовика XIV – Фуке очень хотел ему понравиться, если не искренне им восхищался. Портреты Людовика во всю стену над каминами, бюст Людовика в круглом нижнем зале среди бюстов римских императоров – Фуке буквально выворачивался наизнанку, пытаясь показать королю, насколько много тот для него значит. Праздник со сменой сотни блюд устраивал знаменитый Ватель, он же руководил и «зрелищами» – в огромном прекрасном парке ставили «Докучливых» тогда еще мало кому известного Мольера (потом он станет хорошим другом короля, тонкого ценителя всяческих перфомансов, а пока он просто многообещающий артист и комедиограф Жан-Батист Поклен), в небе взрывались тысячи салютов, за столами более 3 000 человек ели с золотой и серебряной посуды. «Все в замке Во сражалось за удовольствие короля – музыка, фонтаны, люстры, звезды», написал об этом вечере Лафонтен. Такой роскоши король Франции Людовик XIV еще ни разу в своей жизни не видел. И, конечно, не мог не оценить.

Эффект, который надеялся произвести Фуке на короля, оказался ровно противоположным. Накрученный Кольбером, бледный от злости Людовик пожелал «арестовать вора Фуке немедленно». Анне Австрийской стоило больших трудов отговорить сына от необдуманного поступка – она прекрасно понимала, что у министра финансов есть не только многочисленные враги, но и не менее многочисленные друзья. Королева, в отличие от молодого короля, прекрасно помнила Фронду и ее последствия, а так же учитывала, что у Фуке имеется собственный остров Бель-Иль неподалеку от Бретани, который тот сделал укрепленным фортом и, в случае чего, мог использовать совместно с англичанами в конфликте против Франции. «Придет время, – бросил матери раздраженный Людовик, возвращаясь в свой скромный, по сравнению с Во-лё-Викон, Фонтенбло. – И я всем укажу их место!»

Nicolas_Fouquet-Louis-xiv-lebrunl

Louis XIV

Да, знаменитая фраза: «Вы думаете, государство – это вы? Ошибаетесь, государство – это я!», обращенная к членам парламента, уже была произнесена. Мальчик-одуванчик волшебным образом превратился в Короля-Солнце.

Ждать долго Людовику не пришлось – уже через три недели, после заседания Совета Сословий в Нанте, во время которого, кстати, Фуке удалось убедить бретонское дворянство совершенно безвозмездно подарить королю три миллиона ливров, Людовик XIV вызвал Фуке на разговор, был необычайно любезен, и попросил своего министра финансов отписать короне остров Бель-Иль, что Николя с радостью сделал. Он был рад расшибиться в лепешку ради молодого короля, потакать каждому его желанию и слову.

О, глупец! Стоило Фуке выйти из здания – как его немедленно взяли под стражу. Да не кто-нибудь, а Шарль де Бац–Кастельмор, будущий д’Артаньян, который после ареста и препровождения Фуке в тюрьму, из лейтенанта мушкетеров мгновенно стал капитаном – то есть, фактически, получил должность, ранее принадлежавшую де Тревилю. Но винить его не за что – он лишь выполнял приказ короля. И король его за это щедро отблагодарил.

А вот Людовик с точки зрения общественной морали поступил некрасиво. «Процесс века» над Николя Фуке длился долго – больше двух лет его таскали по разным тюрьмам в ожидании приговора. Людовик надеялся на смертную казнь своего бывшего министра, но Парламент проголосовал за пожизненную ссылку. Фальсификаций во время процесса было более, чем достаточно, и лишенный доступа даже к собственным деньгам, Фуке оправдывался с трудом. Да, брал, но и давал немало. Да, списывал то, что можно списать, но корону не предавал – это Людовик предал его. Хотя на то он и Король-Солнце, чтобы не только светить, но и обжигать.

Опубликовано в номере «5Республика» Март-Апрель 2016 — приобрести журнал

← В нажатии кнопки «Нравится» - никаких побочных эффектов, но много интересного
Anounce Appstore Selz-pdf Selz-paper Abbonement