Рубрика
История

Претенденты на престол Франции

heritiers-crown
Из-за чехарды с Революциями, восстановлением и упразднением монархии, превращением Франции в Империю и обратно, сейчас на престол страны претендуют аж три человека, и все они имеют своих последователей, которые, в случае исчезновения Республики, с удовольствием возведут на трон своего кандидата. Все они молоды, красивы и прекрасно образованы – так что, если вы придерживаетесь монархических взглядов, у вас тоже будет из чего выбрать.

Опубликовано в номере «5Республика» Март-Апрель 2016 — приобрести журнал

 

Людовик XX Бурбон, граф Анжуйский
Легитимистский кандидат
heritiers-Eric-Colomer_ABACAPRESS

© Eric Colomer/ABACAPRESS

Самый главный претендент на престол Франции не просто носит фамилию Бурбон, но и наиболее близок по крови к последнему законному королю – Людовику XVIII. То есть, конечно, еще ближе он к экс-королю Испании Хуану Карлосу, чьим племянником является, но Испанией, как известно, правят Бурбоны, а родственные связи между двумя странами имеют давнюю – некоторые считают, что ее пора уже оборвать – историю. Правда, со своим венценосным дядей Людовик не общается. Хуана Карлоса сильно задело, что Луис-Альфонс-Госальве-Виктор-Эмануэль-Марк, а именно так полностью звучит имя Людовика XX, согласился принять от своего отца титул графа Анжуйского и герцога Туренского. А так как папа был еще и герцогом Бурбонским – и самым явным из возможных королей Франции – после смерти отца, он автоматически стал считаться и главным претендентом на престол. И уж совсем отношения между родственниками разладились, когда в приглашении на свою свадьбу, Людовик XX, подписался не просто «Бурбон», а «граф Анжуйский». Легитимистов не смущает даже то «пятно» в биографии гипотетического короля, что его прадедом был диктатор Франко. И пока Франция продолжает регулярно выбирать с переменным успехом все новых и новых президентов, легитимисты резонно вопрошают: «Кто, если не он?». А он… он просто работает в американском банке.
Надо сказать, ведет себя Людовик XX, как истинный Бурбон: является почетным членом высшего общества в Цинциннати, принял из рук мэра ключ от города Сент-Луис, названного в честь его далекого предка, поссорился с Франсуа Олландом, а в 2014 году, присутствуя на церемонии памяти Людовика XVI, согласился принять на себя обязанности титулярного короля «самой прекрасной страны на свете», Франции.

 

Жан IV Орлеанский, герцог де Вандом
Кандидат от орлеанистов

heritiers-jean-d-orleansВообще, законный наследник престола – его старший брат, Франсуа, но у того такие проблемы со здоровьем, что их отец Генрих VII Орлеанский, передал звание дофина своему второму сыну. Вы спросите, откуда вообще всплыли Орлеаны и почему они хотят заполучить престол? Младший брат любого короля Франции носил титул графа Орлеанского и, надо сказать, были среди них действительно выдающиеся личности. После очередной Революции, теперь уже Июльской, 1830 года, генерал Лафайет разыскал Луи-Филиппа Орлеанского и уговорил того взять бразды правления страной в свои руки. Правителем Луи-Филипп был сомнительным: с одной стороны – при нем небывалых высот достигла коррупция, но с другой – случилась промышленная революция. Вот теперь его потомки тоже, в случае чего, готовы вновь занять престол Франции. Сказать по правде, стать королем пока еще хочет сам Генрих VII, граф Парижский, но он в таком преклонном возрасте, что вряд ли дождется очередной реставрации монархии. Вряд ли дождется этого и Жан, но надежды не оставляет. Как возможный король, Жан Орлеанский изо всех сил занимается общественно-политической жизнью, а заодно создает благотворительные фонды. Денег хватает. В отличие от старшей ветви Бурбонов, Орлеанам удалось сохранить почти все свое состояние.

 

Жан-Кристоф Наполеон VII
Кандидат от бонапартистов
heritiers-Jean-Christophe-Napoleon-HD-Servaas-Neijens

© Servaas Neijens

Жан-Кристоф – самый молодой из претендентов на престол Франции, в стране бывает крайне редко. Он работает в лондонском отделении Morgan Stenley и, в отличие от своих соперников, мало думает о том, чтобы когда-то в будущем стать императором. Ну да, не королем. Потому что его пра-пра– все-таки превратил Францию в Империю. Он – родственник того самого «Маленького Капрала» Наполеона I и его племянника Шарля-Луи Наполеона III, который сначала пришел к власти, как президент Республики, но потом устроил переворот, объявил себя императором и, в общем-то, немало на этом посту сделал. Например, попытался ввести конституционную монархию; перестроил вместе с бароном Эженом Османном Париж, превратив его из сомнительных трущоб в настоящий Город Света; при нем бурными темпами начала развиваться промышленность. Но… он втянул Францию в несколько войн, включая Крымскую, Мексиканскую и еще несколько более-менее удачных, пока не ввязался во Франко-Прусскую, закончившуюся его низложением.
Жан-Кристоф, несмотря на богатое историческое прошлое своей семьи, даже не приехал в 2014 году на церемонию 200-летия со дня смерти Наполеона I, сославшись на то, что дела компании занимают его больше, чем прах давно усопших предков.

 
Опубликовано в номере «5Республика» Март-Апрель 2016 — приобрести журнал

← В нажатии кнопки «Нравится» - никаких побочных эффектов, но много интересного
Anounce Appstore Selz-pdf Selz-paper Abbonement