Рубрика
История

Человек-море

cousteau
Он запатентовал акваланг, не будучи инженером. Он строил подводные дома, не имея специального образования. Он получил три премии «Оскар», не будучи кинематографистом. Не сходивший с экранов телевизоров на протяжении двадцати лет, обаятельный худощавый старик в вечной красной шапочке, был сродни первым космонавтам, покорившим небо, разве что стихией его был не воздух, а вода.

Небо и море

Впрочем, так вышло не сразу. Кусто, с детства разрывавшийся между небом и морем, так и провозгласил однажды: «В мире есть только две главные стихии – вода и воздух». Когда Жак-Иву было 6 лет, на экраны синематографа вышел черно-белый фильм о приключениях Капитана Немо. Кадры подводной океанской жизни настолько покорили мальчика, что выбор был сделан без колебаний – Кусто отправился на учебу в морскую школу в Бресте. Окончив ее, однако, он вспомнил о второй своей мечте – небе – и поступил в военную академию на летное отделение, мечтая стать летчиком-испытателем.

Кто знает, как сложилась бы судьба великого «покорителя океана», не попади он в свои 26 лет в страшную автомобильную аварию. Многочисленные переломы, паралич ног, травмы обеих легких – врачи давали не больше 10 шансов из 100 на его удачное восстановление. О продолжении летной карьеры не могло быть и речи. Искалеченный лейтенант мог бы продолжить дело отца, успешного страховщика, или заняться фармацевтикой, унаследовав аптеку деда. Но Жак-Ив решил, что если одна из главных стихий его жизни ему не покорилась, то самое время начать покорение второй. И вернулся к морю.

cousteaucalypso

Шерше ля фам

Говоря о главных стихиях его жизни, Кусто умолчал еще об одной. Женщины. Умолчал, так как это подразумевалось само собой – Жак-Ив на протяжений всей своей жизни пользовался невероятным успехом у женщин. Уже в тринадцать, он покорял знакомых девчонок, демонстрируя им собственную кинокамеру. Позже, он вскружит голову не одной красавице, гоняя по провинциальной Франции на едва ли не единственном в те годы и в той местности автомобиле. Таким его и встретила шестнадцатилетняя Симона Мельхиор, женщина, ставшая впоследствии его соратником и счастливым талисманом.

Они познакомились на светском приеме, и уже через несколько дней Кусто назначил Симоне свидание. Но встретиться им не удалось – Жак-Ив попал в ту самую аварию. Симону, однако, это не смутило – она приходила к нему в госпиталь, и повторяла: «Ты выздоровеешь, и тогда мы поженимся». Она была воплощением его мечты – дочь летного адмирала, и внучка адмирала морского, Симона сочетала в себе все три стихии, которые Кусто считал главными в жизни. Он, в свою очередь, стал проводником к исполнению ее заветного желания – выросшая на рассказах деда о кораблях, она всегда мечтала поступить во флот, но в те времена женщинам запрещалось выходить в море. Единственной возможностью оказаться поближе к воде было – выйти замуж за моряка. Уже через год после катастрофы Жак-Ив вернулся во флот. И в том же, 1937 году, они поженились.

За прославленной фигурой великого покорителя океана всегда стояла вторая – хрупкая фигура его жены и союзницы во всех начинаниях. Именно в конторе ее отца, в 1943 году Кусто познакомится с изобретателем Эмилем Ганьяном, совместно с которым разработает первый в мире автономный скафандр с системой подачи кислорода. Симона и станет первым человеком, погрузившимся в море с аквалангом.

Она же познакомит его с другом семьи, знаменитым британским пивоваром Гиннесом, который, вдохновившись идеями Жак-Ива, сдаст в аренду за символический 1 фунт стерлингов в год – фактически, подарит, судно, призванное в последствии прославить Кусто – «Калипсо».

«Одного взгляда на «Калипсо» было достаточно, чтобы решить, что она будет моим кораблем… Я буду плавать на ней по морю, «Калипсо» будет моим домом, моей вселенной…»

Когда однажды встанет выбор между тем, чтобы остаться на суше, дожидаясь Жак-Ива из экспедиций, или же отправиться с ним в постоянное плавание, Симона сделает его сразу же. Она будет жить на корабле. Только бы быть с ним.

Тридцать лет Симона Кусто проведет на борту, деля с моряками выловленную рыбу, шторма и качку. Они прозовут ее «пастушка», и будут считать неофициальным капитаном корабля. Симона будет готовить, шить и заботиться о больных матросах, совсем забыв о другой, стабильной и респектабельной жизни, оставшейся на берегу.
Симона ревностно относилась к «Калипсо», ставшему ей вторым домом. Она не любила, когда на его борт поднимались чужие люди, не давала интервью журналистам и скрывалась от фотокамер. Не менее ревностно она относилась и к женщинам, постоянно окружавшим мировую знаменитость.

Могла ли она предположить, что уже в возрасте 65-лет, в жизнь Кусто снова ворвется вторая стихия, воздух, принеся с собой и еще одну женщину? Со стюардессой Air France, Франсиной Триплет, Жак-Ив познакомился на одном из пляжей, когда давал той уроки подводного плавания. Легкий флирт незаметно перерос в роман, который продлился долгие годы.

Уже в 1991 году, через 26 лет после того самого пляжного урока и через год после смерти жены, Симоны Кусто, Жак-Ив представил миру свою любовницу. А также дочь Диану и сына Пьера, рожденных от него Франсиной Триплет.

cousteau2

Покоритель океана

Накануне войны, в 1938 году, в Тулоне, где Кусто проходил военную службу, он познакомился с лейтенантом Тайе увлекавшимся подводной охотой, который посоветовал ему заняться подводным плаванием, чтобы укрепить травмированные легкие. Вскоре к ним присоединился Фредерик Дюма, который так же любил нырять. Так создался костяк команды, которoй было суждено завоевать подводный мир. Их первым фильмом стал «Затонувшие корабли» – подводная съемка разбитых союзниками военных кораблей в Средиземном море.

Кусто обладал редким даром объединять вместе разрозненные открытия разных людей. Так, летом 1943 года, Жак-Ив решил соединить уже придуманные до него изобретения в одно, и в мире появились «водные легкие» – акваланг, устройство, дающее возможность дышать под водой на протяжении долгого времени. Немыслимое для тех лет.
Следующий поворот в судьбе Кусто случился в середине 50-х, когда на «Калипсо» приехали отдохнуть на недельку два друга – Андрэ Лобан и Луи Маль. Первый был инженером-изобретателем, второй – кинематографистом. И раз уж так совпало, что в одном месте собралось столько талантов, было решено провести время увлекательно – снять фильм о подводной жизни океана. «В мире безмолвия», как они решили его назвать, войдет в историю кинематографии. Его снимали без сценария и специальной подготовки, показывая подводный мир без прикрас, таким, какой он есть. Без особой надежды на победу, скорее, ради очередной «галочки», Кусто выдвигает «В мире безмолвия» на соискание премии «Оскар». И… Бомба взрывается. Главный приз американской киноакадемии, Золотая пальмовая ветвь в Каннах. Президент Франции аплодирует Кусто стоя. Газеты пестрят заголовками, которые приравнивают Жак-Ива к первым космонавтам. А для него начинается новый виток его океанской карьеры.
Вдохновившись успехом, он снимет и второй фильм, «Приключения красной рыбки», который также завоюет «Оскар», и будет пользоваться огромным успехом. С этого момента, судно Кусто, «Калипсо», преобразуется в плавучую кинематографическую базу.
cousteau1
Параллельно, Жак-Ив реализует еще одну свою давнюю мечту – создает подводные лодки-блюдца «Денис». Ему хочется погрузиться еще глубже, ближе к самому океанскому дну. В конце 50-х он проектирует свой первый подводный дом. Его называли безумцем, он же спокойно отвечал: «Вы не замечали, что все идеи Жюля Верна со временем реализуются?». Он назвал проект «Пре-Континенталь», и построил три дома, расположенных в шельфе на глубине 10, 11 и 110 метров. Даже в наши дни, в XXI веке, они выглядят, как кадры фантастического фильма, в те годы это было настоящим фурором.

«И вдруг мне открылось поразительное зрелище: подводные скалы, покрытые зарослями водорослей, среди которых плавали в кристально чистой воде неизвестные мне рыбы. Вынырнув на поверхность за воздухом, я увидел автомашины, людей, уличные фонари. Затем снова погрузил лицо в воду, и цивилизованный мир сразу исчез; внизу были джунгли, недоступные взору тех, кто движется над водой»

Кусто свято верил в идею возможности рождения нового вида человека – «Хомо Акватикус», живущего под водой. Нет, не в буквальном смысле обзаведшегося жабрами, на манер амфибии, а проводящего много времени на дне океана. В 1962 году он заявил в одном из интервью: «Через десять лет, на глубине будут построены дома и мастерские, нефтеперерабатывающие предприятия, заводы по добыче олова и других полезных ископаемых, не доступных сейчас человечеству. Люди смогут жить там вахтовым методом – по три месяца, чтобы, соскучившись по солнцу, вернуться на землю». А к 2000 году Кусто рассчитывал, что люди смогут рождаться и умирать на дне океана, не поднимаясь на поверхность за ненадобностью.

В 60-е годы Кусто начал свою гуманитарную деятельность, занявшись вопросами экологической чистоты океана. Лучшим рупором для него стало телевидение, с помощью которого он мог донести свои идеи до людей всего мира. Старенький «Калипсо» побывал во всех водах земного шара, Жак-Ив Кусто посетил с визитом десятки стран, но этого было мало. Было решено снимать первый в своем роде документальный сериал. «Подводная одиссея команды Кусто» станет самым долгоиграющим и самым популярным научным телефильмом за всю историю мирового телевидения. На показ «Одиссеи» не влияли ни экономические, ни политические условия. Она была переведена на множество языков, и не сходила с экранов на протяжении двадцати лет. Жак-Ив стал по-настоящему мировой знаменитостью – на борт «Калипсо» почитали за честь подняться мировые правители, от Фиделя Кастро до Джеральда Форда, а принц Монако лично предложил ему возглавить Музей Океана в своем королевстве.

Правда, Кусто и его команда, чуть было не поубивали с добрую сотню дельфинов и акул, пытаясь заставить их «сниматься» в своем фильме, не испытывая боязни перед человеком. Он искренне полагал, что животные остаются животными, что на земле, что под водой, и их можно приручить. Впрочем, несколько раз ему это действительно удалось – с гигантским осьминогом, трехтонным китом, нерпой и парой бутылконосых дельфинов. Тем обитателям моря, кто «оставался верен Кусто», он давал имена.
Кусто любил повторять, что никогда не допустит выхода «Калипсо» в тираж, и не даст ему осесть в виде памятника. «Уж лучше пусть он уйдет на дно».

И его пожеланию было суждено сбыться. В декабре 1996 года, в Сингапуре, судно капитана Кусто получило пробоину. Через 17 дней оно было поднято со дна залива. Все были уверены, что уже через год «Калипсо» сможет продолжить свое многолетнее плавание. Но прогнозы не оправдались – не прошло и года, как бессменный капитан корабля, прославленный «покоритель океанов» скончался в Париже, в возрасте 87 лет. Его верное судно, по воле второй жены капитана, так и не вернулось на воду, а осталось ржаветь в морских доках.

 

Опубликовано в номере Июль-Август 2015

 

← В нажатии кнопки «Нравится» - никаких побочных эффектов, но много интересного
Anounce Appstore Selz-pdf Selz-paper Abbonement