Рубрика
История

Тайны капитана Лаперуза

laperouse
Солнечным утром 21 января 1793 года на эшафот, построенный невдалеке от набережной Сены, взошел король Франции Людовик XVI и с гордо поднятой головой произнес своё знаменитое: «Я умираю невиновным во всех преступлениях, в которых меня обвиняют, и молю Бога простить врагам моим!», И, уже становясь на колени, вполголоса спросил своего палача Шарля-Анри Сансона: «Братец, а что там слышно об экспедиции Лаперуза?»

Кто же этот человек, судьба которого волновала низвергнутого монарха перед казнью больше, чем сама казнь? Ну, для нас, выросших на той самой «одной шестой», это имя, конечно же, знакомо. Во-первых, из популярной в 60-е годы песни Френкеля-Танича: «А я бросаю камешки с крутого бережка далекого пролива Лаперуза», а во-вторых… скажите, ну кто из нас в ранней юности не зачитывался приключенческим сборником повестей Николая Чуковского «Водители Фрегатов»? Я, например, перечитал ее не меньше десятка раз!

Только вот, кроме лирики, что о нем вообще известно, а? Почему о национальном герое Франции никто, кроме Чуковского, не пишет книжек, почему о его плавании до сих пор не снят дорогой и яркий блокбастер с мордвином Депардье в главной роли, типа «1492»?

Что ж, давайте попробуем во всем этом разобраться.
Самый известный мореплаватель Франции, Жан Франсуа де Гало, граф де Ла Перуз (именно так!) родился 22 августа 1741 г. в маленьком французском городке Ле Жуо в департаменте Тарн на юге Франции. Юность его прошла практически так же, как и у всех героев уже подходившей к завершению Эпохи Великих Географических Открытий. Еще ребенком увлекшись романтикой морских путешествий, в 15-летнем возрасте Жан поступил на морскую службу гардемарином и уже в 17 лет отправился к берегам Канады, где принял участие в боевых действиях Семилетней Войны между Англией и Францией за колониальные владения.

В восемнадцать будущий капитан попал в плен, будучи ранен в сражении при Бель-Иле, но довольно быстро вернулся в расположение своих войск. Здесь первая тайна, связанная с его именем. Официальная история умалчивает, при каких обстоятельствах произошло пленение, и на каких условиях англичане его выпустили, но легенды говорят о ранении и побеге. Подтверждающих документов или свидетельств не найдено, но, судя по характеру Лаперуза, никаких бесчестных поступков он не совершил.

Последующие пять лет Жан Франсуа занимался выполнением различных поручений на островах индийского океана. Дважды Лаперуз в качестве капитана совершал плаванья к берегам Индии на корабле «Сена». По возвращении на родину в 1777 году Лаперуз получил звание лейтенанта и Крест Людовика Святого.
Но кроме наград из этих путешествий, конкретно, с острова Маврикий (в те годы Иль-де Франс), он привез будущую жену, креолку Элеонору Бруду. И тут для меня – снова загадка. Почему везде пишут «креолку»? Словом «креол» назывались потомки европейских переселенцев на территориях колоний в Америке, а в Бразилии так называли негров-полукровок! Жители Маврикия, как и других островов Индийского Океана, так никогда не назывались! Но непреложным фактом является то, что красотка Элеонора была родом из простой семьи, что крайне возмутило всех «благородных» родственников Лаперуза. И тут еще одна тайна… Официальная свадьба капитана с этой красавицей произошла только в 1783 году, после смерти отца, ну и где же она жила и чем занималась все это время? Ведь Лаперуз не прохлаждался на суше, а выступал против англичан в войне за независимость Соединенных Штатов и принимал участие во многих морских битвах в прибрежных водах Атлантики.
Звание капитана первого ранга он получил уже в 1780 году, и вскоре, продолжая боевые подвиги, захватил два форта англичан на берегу Гудзонского залива, проведя поистине беспримерный рейд. А самое важное, что он в этих схватках проявил себя, как удивительно благородный и гуманный противник. Уничтожив укрепления англичан, он оставил побежденным их дома, провиант и даже оружие для обороны от индейцев!

Когда эта война закончилась, Лаперуз, таки женился на Элеоноре, и поселился с ней в городке Альби. Впрочем, никакого упоминания о детях, прижитых в этом браке, найти не удалось.
Да и само тихое семейное счастье Лаперуза продолжалось недолго. В 1785 году Министр флота Франции, адмирал де Кастри, вызвал его в столицу и предложил возглавить военно-научную экспедицию в те края, где англичане, еще не все земли успели захватить для своей Короны.

Тут я сначала хотел отметить еще одну загадку – почему для этого был выбран капитан Лаперуз? Ведь во французском флоте тогда служили и другие офицеры, а среди них и несколько адмиралов. Но, разобравшись, я понял, что это никакая не загадка. Во все времена и во всех странах придворные лизоблюды продвигались по чинам и званиям куда резвее боевых офицеров. Но капитан первого ранга Лаперуз, хоть и редко появлялся при дворе, но среди всех остальных обладал наибольшим опытом по принятию верных решений в непредсказуемых обстоятельствах. То же самое можно было сказать и о его боевом друге, Флерио де Лангле. Поэтому выбор хитрого де Кастри пал именно на них, а не на обвешанных орденами и аксельбантами сановных дармоедах.

Тут надо бы сделать отступление и для полной ясности обрисовать геополитическую обстановку того времени. В результате Семилетней Войны (а Уинстон Черчилль именно ее предлагал назвать Первой Мировой!) все американские колонии достались Британской короне, а поэтому тогдашние отношения Франции и Англии напоминали отношения России и Америки сегодня. «Наши западные партнеры» – стиснув зубы, говорили об англичанах французские царедворцы в 1785-м году, а сам Кастри с пеной у рта утверждал, что «Кук, конечно же, нашел Северо-Западный проход, но просто англичане оставили это в секрете, чтобы нам навредить!»

Тем не менее, среди нормальных людей эти глупости были не в чести. Бывшие враги, памятуя о боевом благородстве Лаперуза, спокойно дали ему ознакомиться с картами и донесениями капитана Кука, а Британское Королевское научное общество вручило ему две «магнитные стрелки» – компасы, совершившие вместе с Куком кругосветное плавание.
Еще одна тайна? Нет скорее, мудрая притча о людской благодарности. Да и Лаперуз признавался, что относился к этим дарам «с религиозным благоговением перед памятью великого мореплавателя»…
Нужно сказать, что конкурс среди желающих пройти это четырехлетнее плавание был сумасшедший. Достаточно упомянуть, что «за бортом» остался 16-летний выпускник военной школы Наполеон Бонапарт, просившийся к Лаперузу на должность офицера-канонира! Интересно, как бы дальше пошла мировая история, если бы этот недоросль все же сдал Ла Перузу экзамен по астрономии…
А среди должностей в экспедиции значились этнолог, географ, астроном, художник, священник, математик, врач, ботаник… Но кроме исследовательских, перед экспедицией стояли задачи политико-экономические: памятуя о трагической гибели самого Кука, дипломаты требовали от имени Французской Короны построить с вождями туземных племен не вассальные, а именно дружеские отношения! Для этого в трюмах двух кораблей нашли место 600 зеркал, 2600 гребней для волос, 5000 швейных игл, ножницы, рыболовные крюч¬ки, молотки, зеркала, бусы, кольца, ожерелья, бумажные цветы, множество других дешевых безделушек, алое сукно и медали с отчеканенным профилем Людовика XVI. Трудно сказать, как среди всего этого сумел разместиться еще и экипаж в 225 человек.
Итак, 1 августа 1785 года два корабля под названиями «Буссоль» и «Астролябия» под командованием Лаперуза и де Лангля, вышли из Бреста и взяли курс на Юг. И… всё.

laperouse-Blondela-Mowee1M

Все дальнейшие данные касательно Лаперуза имеют под собой если не спорные, то очень шаткие основания. Да, конечно, о его визитах вспоминали губернаторы Дестеро, Патагонии, Макао, Камчатки и других относительно цивилизованных мест швартовки его судов, но все эти воспоминания носят скорее мемуарный, нежели документальный характер.
Впрочем, дневники Лаперуза и некоторые другие документы, относящиеся к первой части плавания, привез в Париж Бартелеми де Лессепс, единственный, оставшийся в живых, спутник Лаперуза. Но он в течение года (!) добирался из Петропавловска в Петербург по бездорожной России на лошадях, собаках и даже верблюдах, что позволяет усомниться в сохранности всего переданного им материала. Давайте вспомним, что через 16 лет после описываемых событий знаменитый граф Резанов на этом же пути просто умер, и могила его не найдена до сих пор.

В общем, плавание Лаперуза можно назвать кругосветным только с точки зрения планов и времени на него затраченного. Странные фигуры, несколько раз описанные кораблями Лаперуза по акватории Тихого Океана в течение 1786-88 годов, я тоже отношу к категории тайн. Посмотрите на карту и попробуйте найти объяснение: зачем мимо одних и тех же областей нужно было проходить по нескольку раз? Можно же было все нужные точки посетить на одном витке. Кажется, что Лаперуз просто не торопился домой, или уж очень хотел открыть что-то вроде нового материка, что было практически бессмысленно.

Тех, кто хочет узнать подробности этого плавания, с пиететом отошлю к тому же Николаю Чуковскому. Пересказывать его не хочется, да и не получится так талантливо.
Добавлю только несколько пикантных деталей, взятых из других источников. Когда уже в начале 1788 года Лаперуз пришвартовался в австралийской бухте Ботани, он обнаружил там английскую эскадру из семи кораблей, привезшую в Австралию первую партию ссыльных каторжников, которым предстояло колонизовать этот континент.
Несколько пронырливых персонажей вступили с Лаперузом в переговоры, мол, заберите нас отсюда, а мы с вами за это расплатимся самыми миловидными осужденными женского пола…
По преданию капитан Лаперуз с негодованием отверг это предложение, но… по официальным документам Английской колониальной администрации после его отплытия на берегу не досчитались нескольких смазливых карманниц и отравительниц… Эх, знали бы эти девочки, какую судьбу им уготовило Провидение.

После Австралии экспедицию Лаперуза никто не видел. Но страна-то волновалась! В 1791-м, когда стало ясно, что «Буссоль» и «Астролябия» уже не вернутся, Королевский флот Франции снарядил спасательную экспедицию под командованием адмирала д’Антркасто, но в огне революции сгорела, как и сама экспедиция, так и практически все ее данные.
Первые сведения о погибших кораблях Лаперуза принес английский капитан Питер Диллон, в 1826 году обнаруживший следы кораблекрушения в районе острова Ваникоро. Через два года специально отправленный на Ваникоро Дюмон Дюрвиль подтвердил эти сведения и поставил на месте гибели памятник.
Уже наш современник, бельгийский исследователь Гарун Тазиефф в 1964 году записал передававшиеся из поколения в поколение рассказы островитян Ваникоро о гибели экспедиции Лаперуза. Из них следовало, что часть команды спаслась, а четверо матросов прожили достаточно долго и умерли только в 1825 году. Могилы их не найдены, но островитяне говорят, что среди них был и «вождь по имени Пилу»… Так что, есть большая вероятность, что дату смерти великого Лаперуза можно передвинуть почти на сорок лет.

И под финал еще одна загадка: впервые приглядевшись к портрету Жана Франсуа де Гало, графа де Ла Перуза, я понял, что кого-то он мне безумно напоминает… И через несколько дней меня, как осенило: Экзюпери! Вглядитесь: те же линии рта, носа, глаз, бровей! Неужели родня? Но еще удивительнее – общая судьба: ни тот, ни другой великий французский романтик не имеют могил, и даже точного места гибели.
Их прах приняло в себя Море..
laperouse-stx

Опубликовано в номере Июль-Август 2015

 

← В нажатии кнопки «Нравится» - никаких побочных эффектов, но много интересного
Anounce Appstore Selz-pdf Selz-paper Abbonement