Рубрика
История

Святой Криспинов день

Сражение у городка Азенкур на самом севере Франции состоялось 25 октября 1415 года и стало удивительным для военных историков примером крайнего непрофессионализма французов и феноменального везения англичан.

Французы об этом сражении вспоминать не любят – такой провал трудно себе вообразить. Зато англичане о нем помнят до сих пор. Хотя, возможно, дело не в заботливом отношении обитателей Туманного Альбиона к истории, а в Уильяме Шекспире, навеки запечатлевшем это событие в своей пьесе «Генрих V». Обращение молодого короля к своим воинам – по сути прощание с ними – благодаря «дядюшке Вилли» благополучно перекочевало и в современные масс-медиа: именно строки про Криспинов день стали лейтмотивом популярных голливудских фильмов «Человек эпохи возрождения» и «Братья по оружию». Почему же прощание? Да потому, что Генрих V знал, на что идет. Расстановка сил явно была не в его пользу. Французское войско почти в четыре раза по численности превосходило английское.

Сильно потрепанных плохой погодой и длительной осадой порта Арфлер англичан буквально вынудили принять этот бой. Выхода не было – с Юга подтягивались новые войска Карла VI Валуа. Среди англичан начались разброд и шатание, так что знаменитая речь молодого короля действительно была произнесена и уж точно услышана. Хронисты сообщают, что в ночь перед битвой все англичане истово молились и каялись в грехах. Французы, уверенные в своей победе, напротив, веселились и пьянствовали.

И если теологи склонны думать, что результатом фантастической победы англичан стала помощь Всевышнего, то историки, более трезво смотрящие на вещи, считают, что причиной поражения французов стала безалаберность их военачальника, коннетабля Шарля д’Альбре. Зажав войска неприятеля у местечка Азенкур, он предложил устроить битву там же, надеясь на численное превосходство своей армии. Да, они заняли все мосты и броды, но проблема была в самом поле боя, состоявшем из перелесков и пашен, что фактически выключало из сражения конницу – то есть умелых рыцарей, и не допускало широкого развертывания войск, хоть и вооруженных лучше, чем англичане. Другие склонны думать, что причиной послужило то, что англичане традиционно пользовались длинными луками, в отличие от французов, предпочитавших короткие тугие арбалеты, чья прицельная мощь была больше, но мало помогала в дальнем бою.

В общем, с наступлением полудня 25 октября, помолившись почитаемому в этот день Святому мученику Криспину (французу, кстати), Генрих V дал приказ наступать. Английские лучники стреляли в плотные строи французов, почти не целясь, а пехота крушила первую линию войск направо и налево. Буквально в первые минуты боя был убит коннетабль, что внесло известную сумятицу в ряды противника. Началась банальная свалка, и Генриху V, сражавшемуся в первых рядах, довольно быстро удалось оттеснить французов и обратить их в бегство.

То, что случилось потом, хронисты называют банальной бойней. Историки же – трагическим недоразумением. До английского короля дошел слух, что с арьергарда подступает большой французский отряд, и он без раздумий отдал приказ перерезать горло всем пленным, включая рыцарей (за которых можно было получить солидный выкуп, да и вообще, не принято было в те годы убивать дворян, не благородное это было дело). Слух оказался ложью, но поменять ничего уже было нельзя. Так на поле боя при Азенкуре осталось лежать убитыми около 10 000 французов, в большинстве своем дворян, и еще 2 000 было взято в плен, включая Карла, герцога Орлеанского, выдающегося поэта и племянника короля.

По результатам этого провального для Франции сражения был заключен не менее унизительный договор в Труа, по которому Карл VI передавал после своей смерти престол Франции не своему сыну, а Генриху V. При этом дофин признавался незаконнорожденным и лишался всех прав. Сумасшедшее решение. Но ведь не зря Карл VI получил прозвище Безумный.

Генрих V добивался, понятное дело, короны Франции. Наследник Капетингов, праправнук Изабеллы Французской, Генрих полагал, что Валуа не место на престоле. А вот ему это место придется в самый раз. Неизвестно, как бы дальше развивалась история Европы, если бы английский король не умер несколько лет спустя от дизентерии, и договор вступил бы в силу. Возможно, привычная нам география мира выглядела бы совсем иначе.

Опубликовано в журнале «5Республика» №12 — прибрести номер или скачать PDF

← В нажатии кнопки «Нравится» - никаких побочных эффектов, но много интересного