Рубрика
История

Андре Ле Нотр: всего лишь королевский садовник?

Знаменитые версальские сады, те самые, что не обойдешь и за день, разбивал «король садовников и садовник королей» Андре Ле Нотр. Сады роскошные, что и говорить. Гораздо роскошнее тех, что он сделал в Фонтенбло для Гастона Орлеанского и в Во-лё-Викон для Николя Фуке.

Заполучить к себе звездного садовника мечтали многие, но не у всех хватало денег и желания связываться с «особой, приближенной к короне» – ведь известный факт, что все, кто дружил с опальным министром финансов, так или иначе лишились замков, титулов и должностей. Все, кроме Ле Нотра.

И это одна из до сих пор неразрешенных загадок. К Ле Нотру, сыну королевского садовника, относились с таким почтением, что это не могло не породить слухов, будто Андре – тайный внебрачный сын Марии Медичи, а, соответственно, сводный брат Людовика XIII и дядя Короля-Солнце. Благородная внешность Ле Нотра была лишним тому подтверждением. Так почему Людовик XIV, отправив в вечную ссылку Фуке и всю его команду, не только «проигнорировал» Ле Нотра, но и сохранил с ним доверительно-дружественные, а порой даже, странновато раболепные отношения? Тот же Сен-Симон пишет, что «ни перед кем Людовик XIV не преклонялся и не склонял головы, как только перед своим садовником, Ле Нотром».

Когда Людовик XIV решил в 1675 году дать Ле Нотру дворянское звание, то поинтересовался, что хотел бы садовник видеть на своем гербе. На что Ле Нотр ответил довольно едко: «Трех улиток, кочан капусты и… лопату, потому что именно благодаря ей я получил те блага, которыми одаривает меня Ваше Величество».

Удивительный факт, но Ле Нотр не раз навещал Николя Фуке в изгнании, чем должен был, по логике, вызвать гнев Короля-Солнца. Но нет, Людовик, кажется, этого даже не заметил. Ле Нотр все так же был частым и желанным гостем при дворе, и Людовик искренне старался доставить ему радость.

Зная слабость Андре к гравюрам и эстампам, Луи скупил все самое значимое в этой области по всей Европе, и согласно Сен-Симону, «вызвал такое удовольствие своего садовника, что тот искренне и тепло поблагодарил Его Величество». Вдумайтесь только – «поблагодарил короля»! Видимо, в прочих случаях, Ле Нотр ограничивался лишь сухим кивком головы.

lenotre-versailles

Говорят, причиной тому была их общая страсть к прекрасному, и Ле Нотра ценили исключительно за то, что при нем сады стали не просто «кучкой кое-как посаженных деревьев, но произведением искусства» – хотя, согласитесь, это более, чем сомнительно. Искусство – искусством, а гнев короля цветочками не умилостивишь.

 

Ознакомительная часть материала, опубликованного в журнале «5Республика» №7 — приобрести или скачать номер

← В нажатии кнопки «Нравится» - никаких побочных эффектов, но много интересного