Рубрика
Гурман

Pouilly Fumé – «дым» Луары

Pouilly-Fume
Белое вино – всегда сложный выбор: слишком легкое, слишком густое, слишком кислотное или слишком фруктовое. К любому белому нужно подбирать свое блюдо, тогда как Pouilly Fumé подойдет практически ко всему, кроме ростбифа с кровью, и придется по вкусу почти, да нет, почему почти? – абсолютно всем.

Опубликовано в номере «5Республика» Май-Июнь 2016 – приобрести журнал

Если вы узнаете, что знаменитое «Пуйи-Фюме» на самом деле сделано из 100% винограда Cовиньон-блан, вы, конечно же, как любой винный эстет, будете слегка разочарованы. Не стоит. Только в небольшом регионе в окрестностях Пуйи-сюр-Луар, банальный Cовиньон произрастает на уникальной почве, состоящей из наносного речного песка и извести, а наполовину из странного кремниевого образования, известного, как «ружейный камень». И то, и другое в комплекте дает уникальную лозу, при созревании покрывающуюся серым «дымным» налетом. Поэтому местные виноделы называют его не иначе как Blanc Fumé, «белое копченое».

Вообще же, необычный эффект оценили еще римляне, посадившие здесь первые лозы еще в начале нашей эры. От них французам достался не только виноград, но и название области – Паулиум, от Paulus Dominium (Небольшое Владение). Владение действительно когда-то было не очень большое, зато благодатное – всего-то 4 гектара на берегу Луары, которые с течением времени перешли во владения монахов бенедиктинцев. Монахи кропотливо восстановили лозу, успевшую за несколько веков одичать. Благо в помощь владению Loge aux Moines (Монашескому прибежищу), всегда были пилигримы, странствующие по дороге Святого Иакова. Те, за еду и бокальчик отменного белого, не только задерживались в монастыре, но и принимали живое участие в селекции, подвязывании и обрезке лоз, сборе урожая и, собственно, в производстве напитка.

Во времена первых Крестовых походов монахам удалось значительно владение расширить – рыцари скрепя сердце продавали свои угодья, чтобы отправиться в Святую землю.
Но особой популярности вино из Пуйи достигло в XVII веке, когда открыли Бриарский канал, и бочки начали отправлять по реке сразу в Монтаржи, Фонтенбло, Париж и Версаль прямо к столу короля. «Копченое Пуйи» по достоинству оценили – за характерный травянисто-минеральный, «кремнистый» аромат, свежий, живой характер и яркий долгий вкус, в котором, в зависимости от года, легко распознаются лимон и горьковатый грейпфрут, красная смородина, маракуйя и личи. И, конечно, за послевкусие, выраженное в белых цветах и тонкой ноте лесного ореха.

Но, на самом деле, говорить, что характеристики теперешнего вина полностью соответствует тому, что подавали к столу Людовика XV – нельзя. В XIX веке, после нашествия филлоксеры и эпидемии «мучнистой росы», сохранившиеся лозы отправили за океан и вернули назад лишь перед началом Первой Мировой.

К чему подавать это белое? Эксперты советуют – к морской и речной рыбе на гриле, к морским гребешкам и к курице в белом или лимонном соусе, к козьим сырам, молодым и выдержанным и к овощным салатам. Но вот я предпочитаю пить его «соло», чтобы просто насладиться уникальным ароматом и характерными цитрусовыми нотами. Или с устрицами, хотя сомелье говорят, что сложный вкус вина на их фоне потеряется. Экспериментируйте – нет ничего интереснее, чем находить уникальные сочетания. Главное – не пить юное Пуйи. В этом я согласен с виноделами – наиболее ярко оно откроется на втором году своего пребывания в бутылке.

Опубликовано в номере «5Республика» Май-Июнь 2016 – приобрести журнал

← В нажатии кнопки «Нравится» - никаких побочных эффектов, но много интересного
Anounce Appstore Selz-pdf Selz-paper Abbonement