Рубрика
Гурман

Gevrey-Chambertin: король Бургундии

Если существует на земле вино сильное, страстное и очень мужественное, которое можно смело назвать Королем Вин и Императором Берега Ночи (Кот-де-Нюи), то это, конечно, Жевре-Шамбертен. Неудивительно, что местный праздник даже называется не иначе как Roi Chambertin.

Как и многие виноградники во Франции, эти начались с римлян, но расцвета своего достигли лишь благодаря упорному труду монахов. Набожный герцог Бургундский в 9-м веке подарил здешние земли аббатству Сен-Бенин, которое вскоре прибрало к рукам аббатство побольше и помощнее – Клюни. Тогда-то впервые и появились в монастырских книгах записи о вине Champ Bertin. Откуда взялось такое странное название? Согласно одной из легенд, монахи привлекали к работе на виноградниках местных крестьян, но так как обет бедности и элементарная жадность не давали им расплачиваться с сезонными рабочими звонкой монетой, они предпочитали отпускать тем грехи, так сказать, «без очереди». Один находчивый фермер решил сам взять по его мнению причитающееся – просто немного перенес стену, отделяющую его поле от монастырского. Крестьянина, как нетрудно догадаться, звали Бертен, и вино у него вдруг получилось лучше аббатского. А вот приставка Жевре появилась в названии вина от имени местной деревни. Историки все же не сошлись во мнениях – откуда у него ноги растут. То ли от вполне себе французского глагола givrer – покрываться инеем (что, конечно, в регионе случается, но довольно редко), то ли от латинского gabrios – козел.

К 18-му веку популярность здешнего вина так выросла, что напиток стали поставлять к королевскому двору. Почему? Да потому, что у Шамбертена не было абсолютно никаких недостатков, зато имелось все лучшее, что было в остальных бургундских. Оно настолько полюбилось Томасу Джефферсону, тогда еще не президенту США, а лишь послу во Франции, что он, покидая страну, увез с собой лозы и даже образцы почв, чтобы воспроизвести похожее вино где-нибудь в Вирджинии. Впрочем, опыт его провалился. И не потому, что он сделал что-то не так. Просто у каждого вина – своя территория. И Бургундия – идеальное место для выращивания пино нуар. А пино нуар, как известно, вино капризное, и вкус у него в каждом месте абсолютно разный – в зависимости от почвы, погоды и количества солнечных дней.

Необычный, мощный и яркий вкус Шамбертен, в котором легко угадываются тона клубники, черники, розы и черной черешни (в молодости) и оттенки лакрицы, кофе, трюфеля и кожи (с возрастом) – получается только на осадочных горных породах, белом известняке и глине. То есть – только в этой конкретной деревне и ее окрестностях. Но и здесь есть моменты. Скажем, у вина с Clos de Bèze, одного из лучших гран крю Шамбертена, в почве отсутствуют скальные породы, и напиток получается не таким мощным, более деликатным и сложным. В земле Charmes-Chamberten – больше камней и гравия, а потому вкус у него полный, с насыщенными танинами и ярко выраженным фиалковым послевкусием. То есть даже в отдельно взятом винограде, из которого сделано вино, носящее одно и то же название – очень много нюансов. А ведь только гран-крю у Шамбертена девять штук!

Но вернемся к истории. После череды революций, когда множество земель распродавалось за копейки или просто национализировалось, только Шамбертен оказался самым дорогим виноградником Бургундии – за него просили (и получили) 770 ливров золотом за каждый увре – то есть за каждые 428 м². (Сегодня увре Шамбертена можно приобрести по цене от 110 000 до 123 000 евро, или около двух с половиной миллионов евро за гектар, и обгоняют его по деньгам лишь виноградники Монтраше).

А самую лучшую рекламу Шамбертену, сделал, конечно, Наполеон, пристрастившийся к нему настолько, что во время русской кампании за императором неизменно следовал обоз с этим вином. Обоз, правда, отбили казаки, и тут понеслось… Можно лишь догадываться, чем бы обернулся поход на Россию, не потеряй французы императорское вино. А ведь Шамбертен сопровождал Наполеона повсюду, разве что, кроме ссылки на Святой Елене. Особенно нравилось «маленькому капралу» сочетание этого вина и его любимого сильного сыра, Эпуаза. Хотя, сказать по правде, с мягкими, покрытыми плесенью, сырами, Шамбертен составляет не слишком удачную пару – но давайте спишем это просто на вкусовые предпочтения Наполеона. А вот с острыми, выдержанными, вроде Том и Конте – Шамбертен идет замечательно. Это вообще уникальное «парное» вино и подходит практически ко всему – от блюд простых до сложных, лишь подчеркивая и открывая их вкус. Хотите с белыми грибами? Замечательно! С ризотто? Просто супер! Но лучше всего, конечно, сочетается Шамбертен с мясом – на то он и пино нуар.

 

Опубликовано в журнале «5Республика» №10 — прибрести или скачать номер

← В нажатии кнопки «Нравится» - никаких побочных эффектов, но много интересного